полная версия Rambler's Top100
Истории о милиции и армии

Призвали в армию... только прибыли в учебку... еще никто ничего... только когда ворота части за нами закрылись и крик 1000 с лишним солдатских глоток - ДУХИ! ВВВЕШАЙТЕСЬ!
Прошло часа три, нас отвели в баню. Помимо нас, были солдаты вернувшиеся с маршброска. Рядом ещё стояли туркмены, узбеки. А я, надо сказать лето-то проводил на реке, да в степи, на пастбищах, да на пасеке и из одежды днём только трусы ситцевые - типа, шорты деревенские, при всей своей белокожести, ветер и солнце постарались придать моему лицу и телу красно-бронзовый загар, которому позавидовали бы последние из могикан и навахо.
Так вот стоим предбаннике, помещение огромное, все в кафеле, звуки отражаются многократно. Стоим и вдруг грозный рык:
- Эй черножопый! Ко мне!
Я не реагирую, потому как думал кого-то из азиатов зовут...
Подходит детина под два метра, кулак, как моя голова, лицо смуглое, чумазое и мне в лицо:
- Шо черножопый оглох! ?
Я в недоумении, но дерзко:
- Кто черножопый? Я?! - и со словами: - Да моя жопа белее, чем твоя рожа: сдёргиваю штаны... . сказать смеялись все, это не сказать ничего... . первым и громче всех гоготал верзила-сержант.

* * *

Со слов друга.
Мы часто ходили в поход "естественно-научной" компанией: физики, математики, химики, биологи ... . Но однажды с нами увязались два социолога. В те советские времена расцвета застоя я вообще про таких не знал. Одного звали Леонид Гордон. Фамилию второго я не помню (скорее всего, я ее и не знал), а звали его Том. Понятия не имею, откуда у него было такое имя. В то время Том работал токарем на заводе. Незадолго до этого он провел исследование и послал доклад в ЦК КПСС об алкоголизме в СССР. Цифры в докладе были страшные. Так как это было до перестройки, то его уволили и запретили работать по специальности. Так Том и стал токарем. В походе эти два социолога обсуждали свой следующий доклад и гадали, уволят ли после этого Гордона, и что он умеет делать руками, и куда дальше пошлют Тома.
Далее рассказ Тома.
По заказу ЦК он должен был произвести какое-то исследование и выбрал для этого некий район. Выбрал он его потому, что этот район был очень средним. Там продолжительность жизни была средняя, доходы были средние, надои и урожаи... все было средним. Это было очень удобно - не надо было исследовать кучу районов и усреднять, а можно было обойтись одним этим средним районом.
Он начал организовывать себе командировку, и у него не получалось. В гостинице мест не было, местная администрация была занята и просила приехать попозже. Такого у него никогда раньше не было - он работал по заказу ЦК. Он позвонил кому-то в ЦК и пожаловался. Там ему грозно сказали - как так? Они что, ЦК не хотят помогать? И что сейчас все устроят. Но через полчаса позвонили и сказали, что сейчас туда ехать не надо, лучше попозже, и вообще, пусть он выберет другой район.
Он очень удивился и начал расспрашивать знакомых про этот район. Никто ничего не знал, что само по себе удивительно. Но тайное рано или поздно становится явным. Нашлись знакомые знакомых, которые знали, в чем дело.
Оказалось, что там никто не живет - это секретный полигон, где испытывали какое-то новое оружие. Никаких надоев и урожаев там не было и в помине. Военные, чтобы скрыть этот полигон от иностранных разведок, работающих с официальными документами, просто приписали этому месту средние показатели, причем даже никакого разброса в данные не внесли. Иногда в газетах писали, что труженики этого района встали на трудовую вахту ... Что само по себе - ничего особенного, было бы удивительно, если бы они никогда на эту вахту не становились. В общем, в прессе поддерживалась видимость какого-то среднего, серого места, которое никому не интересно. Именно эта среднесть и серость и позволили Тому раскрыть этот секрет.
В общем, когда прячешь что-то, не пытайся делать это слишком хорошо - одно это уже подозрительно.
PS. Я недавно, работая с данными по Средней Азии, наткнулся на похожее явление. Тут же вспомнил Тома и его рассказ. Расспрашивать не стал, просто пометил данные как ненадежные и "забыл" про них - ни мне, ни моим среднеазиатским коллегам лишние проблемы не нужны.

* * *

Слышал от знакомого. В армии попал на отдельный пост. Это была палатка, в ней трое солдат, сержант и ящик с консервами и макаронами. Приезжает замполит полка. Лично обошел территорию, проверил все доверенные нам приборы и оружие. Продегустировал воду из ручья, которую мы пили. Спросил где туалет. Сержант широким жестом обвел окрестности. Замполит нахмурился: Вы же командир, почему о людях не подумали. Отсчитал от палатки 15 шагов и веткой начертил на земле квадрат со стороной в три шага. Предупредил, что в следующий приезд все проверит. После его отъезда сержант потребовал при выходе в туалет, отсчитывать 60 шагов и перед началом чертить на земле квадрат такого же размера. Сказал, что согласовал с замполитом, когда провожал его до машины.

* * *

88-летию М. С. Горбачёва посвящается.
История эта строго документальная. Без вранья и прикрас, да и без особых подробностей.
В июле 1988 года в армию меня призвали, как положено, после первого курса института. Попал я в московский округ ПВО.
Часть оказалась небольшой, человек 100. Старший призыв состоял, в основном, из представителей Средней Азии, но каких-то серьезных проблем с неуставняком не было. Ходили в караул, летали по нарядам. Все, как у всех. Плавно пролетели первые 6 месяцев, как вдруг после очередной вечерней поверки мне и ещё нескольким пацанам моего призыва было приказано выйти из строя. Объявили: завтра с утра с вещами на выход. Что, куда, зачем? Без комментариев. Мы лишь пожали плечами и пошли собираться.
На утро нас посадили в «буханку» и мы поехали. Долго ехали, часа три, не меньше. Приехали в какую-то огромную часть. Нас отвели в казарму, где таких, как мы, было уже человек 200. Передали нас прапору, тот выдал постельные принадлежности и свалил.
В казарме царила казачья вольница: все одного призыва, одни студенты. Куча земляков и знакомых пацанов ещё с карантина. Целыми днями в течении недели мы ничего не делали, прерываясь на завтрак, обед и ужин. Гадали: на кой черт нас тут всех собрали вместе.
В течении недели прибывали ещё солдаты и сержанты. Все нашего призыва и только студенты. Наконец после ужина нас всех построили и приказали собираться, завтра уезжаем. Опять! Куда? Без объяснений.
На следующий день, погрузившись, мы двинулись в путь. Ехали опять же долго. Приехали в какую-то заброшенную воинскую часть. Выгрузились возле трехэтажной казармы. Приказ: обживаемся. Кровати, постельное белье, все дела.
Народу человек 200. Не успели обжиться привезли молодняк. В основном с Молдавии.
Появились офицеры и прапорщики.
Нас всех распределили по подразделениям.
Лейтенанты были тоже все молодые. Только год-два как после училищ.
Хорошие, умные ребята. Адекватные. Разве только что старший лейтенант Салупаев и прапорщик Бугай полностью оправдывали свои фамилии. С остальными можно было ладить.
Наконец нам объявили, что формируется полк ПВО, который будет нести боевое дежурство на новом мобильном комплексе С300.
Для этого большенство из нас поедет в учебку на восток страны для переобучения.
Через месяц нас почти всех погрузили в воинский эшелон и отправили на восток. В общей сложности, включая солдат, офицеров и прапорщиков, человек 300. Ехали неделю. Прибыли в огромную учебную часть.
Разместились в отдельной казарме. Началось обучение. 3 месяца ежедневных занятий. Потом пару недель мы ездили в степь потренироваться вживую на новой технике. В начале июля погрузились в эшелон и назад в родную часть.
Прибыли 14 июля. Побритые и начищенные, как на парад.
Заходим в казарму, а там те, кто не поехал и остался для поддержания порядка в части, ходят, как бродяги: небритые, нечесаные.
Мы им: че за дела пацаны?!
Они нам: нам дембелям все пофиг.
Мы: какие вы дембеля?! Мы же одного с вами призыва.
Они нам: вы что не читали постановление Совета Министров от 11 июля?!
Всех студентов дневного отделения демобилизовать и отправить домой. Постановление было подписано Горбачёвым М. С.
Что творилось в ту ночь в казарме, словами не передать. Мы просто обезумели от радости. А что с нас было взять? Пацаны...
На следующий утро нам официально эту новость объявили на построении. Отцы-командиры пребывали, мягко говоря, в ступоре.
В конце августа я был уже дома, а в сентябре вернулся в институт.
К чему я это все рассказываю?
На данном примере можно попытаться хотя бы примерно представить, сколько было потрачено средств и ресурсов для осуществления формирования нашего нового полка, чтобы потом взять и все это слить. Сколько таких полков и частей по всему СССР прошло через подобное! Поражает масштаб удара по обороноспособности страны. Кому нужен был этот указ, какова была его цель? Неужели просто решили позаботиться о студентах? А как же студенты, которые служили до нас?
Четыре года спустя я оказался в тех краях и заехал навестить свою родную часть. Что я узнал: в итоге полк просуществовал ещё пару-тройку лет. Никакой комплекс С300, конечно же, полк не получил и на боевое дежурство не заступил. Молодые и перспективные офицеры, соответственно, кто спился, кто уволился, кто перевёлся в другие места службы.
Вот такие, вот, дела.
Эпилог.
Осенью 1995 года я стоял у входа в отель Seelbach в городе Louisville, штат Kentucky, USA. У меня там была встреча назначена. Смотрю, из отеля выходит, как живой, сам Михал Сергеич. Один, без охраны. Я подошел, поздоровался. Спрашиваю: вы как тут в наших краях?
Отвечает: моему фонду выделили премию в размере $100 000. 00 (Grawemeyer Award). За это я приехал прочитать тут лекцию.
Тут подоспел, задержавшейся, видимо, внутри отеля охранник. Подъехала машина и М. С. отчалил читать лекцию, наверное, о Перестройке и Гласности.
Теперь все.

* * *

Пистолет
В 1949 году, впервые после окончания войны, в Поповку со своей семьёй приехал из Ленинграда мой дядя Пётр Ильич М. , лётчик Второй мировой войны – для него война началась в 1939 году в Финляндии, а закончилась с разгромом Японии в 1945 году. Сам я об этом ничего не помню – был еще слишком мал, однако, один эпизод сохранился в коллективной памяти семьи.
Однажды Пётр Ильич вместе с женой Анной Борисовной отправился по делам в Богучар. Пешком, так как автобусное сообщение отсутствовало. Путь неблизкий, пять километров по шоссе, вымощенному булыжником. В Богучаре пара задержалась, возвращаться домой пришлось затемно.
На безлюдном участке шоссе, почти в полной темноте навстречу им показались две фигуры с явно недружественными намерениями. Короче – обычные грабители, которых после войны можно было встретить в любом уголке страны.
Пётр Ильич был в офицерской форме, рядом – жена, встреча с бандитами не сулила ничего хорошего.
Увидев, что опасности не миновать, Анна Борисовна громко спросила Петра Ильича:
– Петя, а пистолет у тебя с собой?
– Конечно, – ответил тот.
Неизвестные, услышав этот короткий диалог, убрались с дороги, не тронув пару. Они знали, что после войны офицерам некоторое время разрешалось ношение личного оружия, и проверять его наличие на себе бандитам как-то не хотелось.
Пистолета у Петра Ильича, кстати, не было, но находчивость Анны Борисовны сработала.

* * *

Лето, кондёр в машине сломался, открыла окно и что-то напеваю. Стою на светофоре и вспоминаю, как сегодня подруге сделала сюрприз, её радость и удивление. Улыбаюсь, что аж язык высунула (есть такая привычка). Поворачиваю голову и вижу, как меня сфотографировали из соседней машины. Чёрт, я в форме, майор полиции, мчу на совещание. Надеюсь, до моей пенсии эти фото не попадут в интернет.

* * *

Забавно, но оказывается, что тренажерщики (а так же любители пейнтбола и аналогичных игр) выигрывают у тренированных вояк, прошедших горячие точки, почти всухую — у них тупо нет инстинкта самосохранения, выбежать на толпу и разрядить в нее автомат — не сможет ни один опытный военный. Он скорее забьется в канаву и будет стрелять в направлении противника, изредка выглядывая, чтоб скорректировать огонь и опустошая магазин раз за разом, потому как у него уже намертво вбит запрет лезть под пули.

* * *

В девяносто втором дело было.
Приходит в моё телеателье мужик, похожий на физрука, со свистком, секундомером, за ним - милиционер. У физрука в одной руке пакет с ПТК-11Д, в другой - топор. Кладёт на прилавок и то и другое, говорит:
- Сынок у меня - 16 уже, а дуболом... Решив в квартире в метании молота потренироваться. Швыинул топор, попал телевизору в бок. Ты за корпус не волнуйся, дыру я заделаю, селектор почини.
Я отвечаю:
- Селектору твоему уже не помочь, его едва пополам не перерубило, я тебе другой продам, а этот на запчасти заберу.
- Хорошо, только давай бартерную сделку. Я тебе вместо денег за ремонт топор подарю. На даче всяко пригодится.
Жалко мне стало мужика, продал я ему селектор за топор, он ушёл, а я спросил милиционера:
- Товарищ капитан, а у вас что?
- А я мимо шёл, смотрю, к вам в дверь мужик с топором заходит. Всякое можно подумать. Вот я и следом посмотреть зашёл, ну и вас защитить, если понадобится.
Спасибо!

* * *

Свадебная история №7
Снимал я свадьбу в Севастополе в начале нулевых, где жених и его друзья были курсантами Харьковской академии МВД¬ а невеста и её подружки-из Севастопольского мед. училища.
Родители невесты попросили меня, чтобы я начал видеосъёмку с квартиры невесты, так как жених намекнул, что выкуп будет непростой-артистический. Квартира находится на 9-ом этаже стандартной девятиэтажки. Я вышел на балкон, поставил камеру на штатив, сел на стульчик, стоявший рядом, и стал ждать. В назначенное время к подъезду парадно-строевым шагом подошло каре (коробка) из примерно 10 человек курсантов. Парадные мундиры, золотые погоны, до зеркального блеска надраенные ботинки-зрелище просто офигенное! На площадке перед подъездом начинается строевое дефиле. Я приблизил зумом кадр и в видоискателе получился самый настоящий калейдоскоп: коробка то распадалась на куски или отдельные элементы, то собиралась вместе вновь, вообщем, вытворяли курсанты свой номер на оценку "суперотлично". У меня до сих пор осталось мнение, что их там в академии только и учат строевой подготовке.
Минут через 10-15, пока длилось шоу, подъехал на свадебной машине сам жених. Я быстро с подружками невесты спустился на лифте вниз, чтобы снять весь процесс выкупа невесты на камеру. Шоу начинается!
На первом этаже жениха заставляют пройти какой-то конкурс, на втором ещё один, на третьем-другой, вообщем, конкурс на каждом из 9-ти этажей. Время до начала регистрации в ЗАГСе быстро тает. Наконец- вот он долгожданный 9-й этаж и дверь квартиры невесты. Девчонки быстро юркнули в жилище, оставив одну особу у двери, которая начинает ещё один конкурс с ключами. Жених уже начинает серьёзно злиться, свидетель не по детски ругаться матом, мотивируя это тем, что они уже в это время должны были быть в ЗАГСе. Дверь немного приоткрывается и кто-то из девчонок начинает подтрунивать ребят. Те, не долго думая, начинают самый настоящий штурм входной двери, а с противоположной стороны им противостоят доблестные защитницы невесты. Стоит молодецкое: "РАЗЎ РАЗЎ ЕЩЁ РАЗў и резкий и дотошный девичий визг. Вообщем, штурм двери стоит самый, что ни на есть, настоящий! Напряжение растёт и ... . дверная коробка вместе с дверью не выдерживает натиска и падает в квартиру невесты, где поднимает кучу пыли... Курсанты, буквально, кубарем вкатываются в коридор прихожей, встают, отряхиваются от пыли и видят перед собой испуганные лица подружек невесты и родителей. Жених начинает что-то невнятно лепетать своему будущему тестю, но тот открывает бутылку шампанского, наливает фужеры и произносит тост за молодых. Ситуация потихонечку разряжается и молодожёны берут друг друга за руки и идут в комнату, где накрыт стол. Наспех выпив и закусив, свадьба начинает собираться в ЗАГС¬ так как осталось уже совсем мало времени до росписи. Родители благословят молодых на брак, говорят слова напутствия, как вдруг отец невесты невесело вздохнул и сказал:
- Кому сегодня свадьба, а кому ремонт!
Уже вечером, в середине банкета, он усталый пришёл на свадьбу своей дочери... .

* * *

Не смешно. Да и не история, а ... задача?
Говорите, лучший способ проснуться - чашка кофе, вылитая на ширинку? Ха! Лучше всего глаза открываются от крика "Рота подъём! Боевая тревога! "
Не учебно-боевая, а боевая ... адреналин вскипел ещё до того, как приземлился со второго яруса на взлётку. Через оружейку сразу на плац, повзводно в грузовики ... через 6 минут рота выехала за ворота части.
Для тех, кто не был в армии: тревога бывает только учебно-боевая. Боевая ... это когда "першинги уже летят". Ну или как минимум вооружённое нападение на часть. То есть, где-то уже стреляют, и мы сейчас ... присоединимся.
Стоим. Ждём. Значит, не першинги, им хватает 16 минут. А что ещё может быть в болоте под Питером? Финны переправились через залив? Они, конечно, пить умеют, но не столько же. Атака комаров-мутантов? Местные чухонцы, спившиеся в огороде? Да нас фиг найдёшь, 12 километров единственной бетонки по болоту, какие тут конфликты? Нет, чтобы подняли даже нашу заброшенную учебку, должно случиться что-то глобальное.
Разгружаемся, строимся, располагаемся в "летнем классе" - лес со скамейками за забором части. Комвзводов на тумбочку к ГГС, замки принимают командование. Дневальные несут телевизор в штаб, получают АКМы и присоединяются к нам. На наш немой вопрос только пожимают плечами: "Сидят, смотрят балет по телевизору. Лебединое озеро вроде. Похоже, офицеры тоже ничего толком не знают".
Где-то после обеда пришёл ротный.
"Ставлю боевую задачу. В стране начинается гражданская война. Президент арестован. По команде наша рота выдвигается в Санкт-Петербург для охраны и защиты объектов, которые будут указаны, от боевых соединений противника или гражданских лиц. Вольно, разойтись".
Сижу на траве, опершись на сосну, и думаю. Кто с кем воюет? На чьей мы стороне? Никто не сказал, и похоже, не скажет. Сейчас, скорее всего, поедем в Питер, нас там выгрузят и поставят стрелять в кого-то, кто, скорее всего, знает ровно столько же. Или вообще вывезут на расстрел каких-нибудь гражданских на баррикадах или просто прущих на рожон.
Вопрос знатокам: расскажите, что должен делать солдат в такой ситуации? Гражданский долг, гуманизм, ещё какие-то соображения?
Ах да, чуть не забыл: присяга уже была. Если кто-то ещё помнит, что такое присяга ... Присягали, кстати, Советскому Союзу, хотя какая разница?
Я думал об этом до самого отбоя тревоги, пару дней. И до сих пор иногда думаю. Пока не придумал.

* * *
<<[14] [15] [16] [17] [18] (19)  

Вернутся на главную

(c) anekdotov.net

TopList Рамблер ТОП100 liveinternet.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня