полная версия Rambler's Top100
Истории о милиции и армии

sailor_cool про черный квадрат из личного. дело было в прибалтике, где в советские времена была ночная телепрограмма, а иногда можно было поймать шведское телевидение. приноровился личный состав смотреть телек по ночам. командир, прознав про это вопиющее нарушение распорядка дня, приказал ленкомнату на ночь опечатывать ниточкой и пластилиновой печатью. выход вскоре был найден: гвоздик аккуратно вынимался, перелька снималась не нарушая печати, в ленкомнату запускались все желающие смотреть телек, далее дверь закрывалась, гвоздик ставился на место. одна беда, у шведского телевидения в силу естественных замираний сигнал иногда пропадал и минут 5 все сидели уставившись в серые мурашки на экране. а теперь представьте, что подумал командир при ночной проверке, когда в 3 часа ночи обнаружил в им же самим опечатанной ленкомнате около 30 матросов, внимательно смотрящих ничего не показывающий телевизор.

* * *

Российская армия конца 90-х. В/ч посреди степи в Еврейской автономной области. Комбат доводит информацию на утреннем разводе:
- Товарищи офицеры и прапорщики! От нас сбежал солдат. Сбежал два дня назад, значит, он уже далеко. Но так как горючего в части нет, ищем сбежавшего здесь!

* * *

Действо, с эротическим названием - мандатная комиссия, признало нас курсантами мореходного училища, но выдало путевку не туда куда бы всем хотелось, а в приморский совхоз на уборку картофеля. Конец октября, первые заморозки. Бушлаты привезут гораздо позднее. Несколько рот по шестьдесят человек рассовали по деревянным баракам на самой окраине села. Все коммунальные услуги на улице, в виде сортира на несколько толчков, и десятка замерзающих к утру умывальников. На ужин макароны с хлебом. Холодно - п@дзец). Там мы и стали знакомиться друг с другом. Вечер первого, долгого дня. Сидим на шконках под одеялами – тоскуем. На улице темень. Игореха был из Находки, и мы скоро станем друзьями, а к тому моменту обмолвились едва ли несколькими фразами. В барак заходит старшина и кричит его фамилию. Кстати сказать, выбор фамилии был странным, его была на букву «Х» - не с начала, ни с конца списка. Он встал:
- Я.
- Помыть гальюн!
- Есть.
Как старшина представлял себе этот трюк в неосвещенном сортире - я не знаю.
Игорехи не было пару минут. Возвращается быстрым шагом, запрыгивает на кровать, и ежась закутывается в одеяло. Смотрит под потолок, а на лице застыла непонятная эмоция.
- Че, уже помыл? – спрашиваю.
- Ага, - помолчал. - Ведро воды в темноту еб@нул! – Я уже ржал, а Игорь добил:
- А из темноты - БЛ@ААДЬ!

* * *

Военная смекалка вещь в армии необходимая, дезориентировать противника это вам не поле перейти. На тех учениях наша группа была создана из представителей разных родов войск, по легенде, остатков разбитых частей оставшихся в глубоком тылу противника. Цель и задача - выживание без связи, без владения общевойсковой обстановкой и ведение диверсионных действий. Все условия по максиму приближены к боевым. По той же легенде на наше уничтожение был послан армейский спецназ состоящий в основном из офицерского состава. Понятно было, что спецназ нагрянет глубокой ночью, когда мы вымотанные марш бросками и выполнением боевых задач должны забазироваться в полевом лагере для короткого отдыха. Защитить лагерь когда против тебя действуют профессионалы задача сложная и возможно даже невыполнимая при нашем раскладе сил. Поэтому после небольшого оперативного совещания было принято нестандартное решение. Наша группа разбилась на две части, большая часть одев масхалаты залегла в ближайшем перелеске замаскировавшись в сугробах, а небольшая создавала в лагере имитацию его жизнедеятельности. Лежать в сугробе даже в армейской экипировке, когда ни то что покурить, шевельнуться нельзя, дело несладкое, но на кону стоит твоя жизнь, пусть даже условная. Как сработала их разведгруппа мы походу все же прозевали, но и они нас не вычислили, да и наши в лагере имитированно провели полный отбой на отлично. Зато часов около трех ночи мы засекли основную. Они двигались как призраки сливаясь со снегом и только тени от редко выглядывающей луны выдали их передвижение. И командир дал команду — вперед. Атаки с тыла спецназ не ожидал, мы рванули в яростном порыве с душераздирающими криками. Каждый орал то что мог, этот крик поднимал наш воинский дух и должен был внести сумятицу в ряды противника. В первой схватке мы разбились об них как волна об скалу. Больших результатов рукопашная не дала, но выровняла линию фронта, поставив нас и их стена на стену. Возникла небольшая пауза, противник видимо анализировал откуда к зачищаемому объекту прибыла подмога, а мы глядя на них думали осилим или не осилим. Ведь против нас стояли волки спецназа. Матерые. Годами обучаемые убивать. Там куда не ткни либо мастер либо КМС по боевым искусствам. Ситуацию спас сержант Гордеев, оставшийся в лагере с группой «муляжа». Этого его истошный крик:
- Вовремя братушки! Сейчас мы их с двух сторон жахнем! - заставил спецназ раствориться в снежной мгле.
Нет, они не струсили, не сбежали, просто воинская наука их подразделений говорит о том, что если разведданные не совпадают с реальной обстановкой развивать операцию нельзя во избежание потерь личного состава.
Это не было чистой победой в схватке, но дало выжить нам ночь, а посветлу идти в лобовую любому даже сверхобученному спецназу, просто чревато. Мы представляли их разбор и были горды тем, что и мы не лыком шиты. Что, кстати, по окончанию учений подтвердило и командование.

* * *

Прочитано на просторах интернета.
У меня при выдаче военника спрашивали национальность.
Я говорю - норвежец.
Тётка из окошка - нет, у тебя не может быть такой национальности.
Тогда почему спрашиваете?
Потому что мне надо сюда что-то вписать! Ну? Какую национальность пишем?
Норвежец.
Ещё раз повторяю - у тебя не может быть такой национальности!
Почему?
По качану!
А какая тогда может?
Либо русский, либо еврей! Ну?! Какую пишем?!
Еврей.
Ну еврей, так еврей!
И она написала - "еврей"! Так я стал евреем ))) Я конечно не пытался, но вот интересно, прокатила бы в израильском консульстве такая запись?

* * *

Служил на Урале, -43, мы на учениях в палатках, три буржуйки на танковую роту. Ветер такой, что комвзвод запретил выходить из палаток! Три палатки, в одной кухня. Лежим мы по 10 человек у буржуйки, утром выйти не можем — выход задуло, откопали тунель в кухню, во вторую палатку и в туалет. Четыре дня по туннелю, но ветра из-за снега нет. И тут ночью кто-то мычит — собака с тремя щенками пришла, искала еду и тепло. Забрали их с собой в часть. Любимые собаки комвзвода. Такой суровый и добрый он человек.

* * *

Со слов друга.
Профессионализм, как говорится, не пропьешь.
У нас началась военная подготовка, готовили из нас офицеров ПВО. Большую часть времени мы тратили на изучение электроники зенитно-ракетного комплекса. Комплекс был старый (из него еще Пауэрса сбили), на лампах. Схемы - листы бумаги приклеенные на картонки размером метр на 40 см. Каждая такая схема пестрела обозначениями радиоламп, сопротивлений, конденсаторов, диодов.
Я - физик-теоретик, я теормех знаю, математику, а эти лампы впервые в жизни вижу. Но учить надо, это физику завалить можно, а военку - нет.
Экзамен у нас принимал подполковник, летчик, вроде и не спился еще, но и трезвым я его, по-моему, ни разу не видел. Он со счастливой улыбкой дремлет, а я с энтузиазмом, водя пальцем по схеме, рассказываю, как это все работает. Иногда у меня мелкие детали не сходятся, я говорю, что тут конденсатор, хотя нарисован диод, но кто его знает, может это какой-нибудь хитрый конденсатор, который обозначают как диод. В общем, все идет хорошо. Вдруг он открывает глаза, и начинает с интересом меня слушать и смотреть на схему. Я подозреваю, что что-то не совсем правильно, но продолжаю рассказывать в надежде, что он сейчас опять заснет... но он слушает и смотрит.
Наконец, я заканчиваю, говорю бодpым голосом, как положено: "Студент Пупкин ответ закончил", - и жду результата.
Подполковник задумался, потом сказал: "Ты все абсолютно правильно рассказал, но когда ты показывал на схеме, то ты отставал на одну лампу". Я, когда начал рассказывать, на одну лампу промахнулся, - их там сотни на этой схеме были. "Ты явно учил, но ты явно в этом деле ни*** (пип-пип-пип) не понимаешь. Так что я не знаю, что тебе поставить. То ли четыре за упорство, то ли три за знания. "
В общем, он поставил мне четыpе, пообещав за такой ответ в следующий раз отправить на перecдачу, и благополучно заснул.

* * *

Разговариваем с моим другом, работавшим начальником ОВД. Спрашиваю, а приходилось ли в период своей работы укрывать преступления от учета. Подтвердил, что приходилось. А в чем здесь причина? Желание выслужиться, не показывать рост совершаемых преступлений, боязнь не суметь раскрыть сложное преступление. Да, все это имеет место. Но есть еще причины, о которых не говорят. Потому что сложно определить роль преступника и потерпевшего. Об этом знают и руководители государства и ученые-юристы, но реального выхода не видно. Малогабаритная двушка, семья из пяти человек смотрит зарубежный сериал. В другой комнате стоит старый испорченный телевизор, не подлежащий ремонту. Во время очередного катарсиса у героев, вся семья, даже не вытирая слезы, смотрит в исправный телевизор. Неизвестный преступник, входит в дверь, оставленную открытой, для проникновения свежего воздуха. Пройдя мимо комнаты просмотра, он входит в другую, забирает неисправный телевизор и уходит, тем же путем. Через час семейство обнаруживает пропажу и обращается в ОВД, находящийся в соседнем дворе. Все признаки классической квартирной кражи. Ценность похищенного не поддается определению. Варианты его реализации, также непонятны. Возможно потребуется техническая и судебно-психиатрическая экспертизы, в т. ч. и потерпевших. Ориентировка других органов и агентуры несколько рискованна. В лучшем случае не поймут, о худшем не хочется думать. Проверка каналов сбыта краденного, станет кошмаром для тех, кто будет этим заниматься. Есть и другие аспекты, но хватит и этого. У потерпевших берется заявление. Их всех опрашивают об известных обстоятельствах. Они под этим подписываются. Но в журнале учета преступлений это не регистрируется. В дальнейшем их приглашают и показывают фотографии ранее судимых за кражи. Возможно они могли их видеть до совершения преступления во дворе или еще где-то. Примерно раз в месяц, начальник уголовного розыска проводит совещания, куда приглашается кого-то из жильцов. На них сотрудники докладывают о проведенной работе по раскрытию и проверке подозрительных лиц. Ставятся новые задачи и намечается дата следующего совещания. Как правило потерпевшие отказываются вновь приходить и сидеть на этих мероприятиях. Просят лишь сообщить когда найдется их телевизор. Они осознают, что практически ничего не потеряли. Преступник выполнил роль мусорщика. Все это может занять около трех месяцев максимум. Все это происходит за счет времени, которое можно было затратить более эффективно. Жизнь набирает обороты, и все забывают. Кроме начальника уголовного розыска и ответственного за эту территорию опера. Им положено помнить. Всякое может быть. И таких преступлений десятки. Если суммировать абсолютные цифры и произвести их статистическую обработку, криминогенная картина будет страшной. Каток репрессий сомнет не очень многочисленные ряды сыщиков и их руководителей. Кого успеют подготовить и прислать на их места? Когда они изучат и смогут реально на этой территории заниматься более сложными преступлениями, о которых все знают из кино и книг. А их много, и раскрывать их очень непросто. Разумеется, это нисколько не оправдывает встречающихся в ОВД хамов и тупиц. Но жизнь вообще сложная штука.

* * *

Иногда внутренняя установка гораздо лучше чем физическая подготовка. Когда физорг батальона объявил, что я должен идти спортивной ходьбой, я немного охренел. Наверно потому что даже не слышал о таком.
- Ну ты же на лыжах ходишь? - аргументировал физорг и и добавил, - это тоже самое, только без лыж и без палок! - аргумент мне понравился и он продолжил. - Выигрывать ничего не надо, тебе главное дойти до финиша! - это мне понравилось еще больше. Я набрал сосательных конфеток и встал на старт с тремя матерыми ходбистами. Расстояние дали какое то немыслимое в несколько кругов по стадиону, говорят такое в этом виде спорта не практикуется, но мне то вообще пофигу было. У меня установка - просто дойти. Поэтому когда стартанули я развернул конфетку и присмотрелся как эту ходьбу делают. Вилять бедрами мне было ново, но я старался делать это красиво. Сосал конфетки и вилял по максимуму, поэтому на первом круге на этот круг и отстал от всех. Зато заслужил с трибун восторженные крики - ты сюда жрать пришел?! Я улыбался, махал им рукой и даже немножко кланялся, а соперники обгоняли меня как экспрессы. На третьем или четвертом круге я увидел одного из них на обочине дорожки, где он лежа открывал рот как рыба выброшенная на берег. Удивился ли я? Наверно нет, а трибуны начали орать - ты жри давай! Потому что через полкруга я увидел второго и они с первым были как братья-близнецы. Я сбавил темп еще, потому что лидера тоже шкивало. Я с трудом пришел вторым, первый тормозил все больше и больше, а быть первым хрен его знает на какие еще соревнования пошлют.

* * *

Я хочу рассказать о перце. О красном жгучем перце, который выращивают на чистом, но перегоревшем курином помете. Он высасывает оттуда какую-то кислоту, отчего и становится жгучим. Заметьте, не горьким, а жгучим.
В посылке которую я получил в армии такой перец был. Вы спросите, зачем? А я отвечу. У него есть удивительное свойство, его можно добавить в любую бурду и будешь есть взахлеб. Хотя "есть" сказано пожалуй мягко. Ты будешь жрать и жрать, пока ложка не начнет снимать стружку со дна тарелки. Можно намазать ножку табуретки и после первого укуса, через пять минут она станет трехногой. Этот перец идет ко всему.
Но это еще не главное его свойство. Стоит вам провести пальцами по нему, а потом этими пальцами по кончикам ушей или щекам и вы забудете про любой мороз и ветер. Ваше лицо будет полыхать как под жарким солнцем Кувейта и только старшина глядя на вашу красную рожу, будет постоянно принюхиваться. Я пользовался этим и однажды нарвался на вопрос сослуживца:
- Слышь, ты чего никогда уши у шапки не опускаешь? Неужели не мерзнешь? - и я сдуру выдал секрет, после чего и последовала просьба — дай и мне! - И я дал не задумываясь о последствиях. А надо было бы.
Утром в любой части бывает построение, в тот день его принимал замполит, личность солдатами нелюбимая. Не успел он произнести двух слов и народ набрал воздуха в легкие для приветствия, как сломал все душераздирающий крик:
- Ах ты ж сука! - и разбрасывая впередистоящих, мощная солдатская фигура ломанулась к замполиту. Ее продвижение сопровождалось таким фольклором идущим от души, что замполит схватился за кобуру, но было поздно, солдат был уже рядом. И замполит понял, что надо бежать — в смысле отступать, но при резком повороте буксанул, упал и на всякий случай закрыл голову руками. Видимо надеясь, что в ней у него самое ценное. Но солдат не обратил на него никакого внимания и ломанулся в дверь казармы, которая у замполита была за спиной. Кстати, до этого двери открывались совсем в другую сторону. Мне так показалось.
Ах, да! Я отвлекся от перца. И солдат был именно тот, кто у меня его попросил. Ну да не суть важно. Важно то, что когда вы намазали перцем щеки и уши, вы можете делать все что угодно, но не дай бог вам вспотеть. Если у вас вспотели уши, то либо они отпадут сами, либо вы их оторвете с корнем. А у того солдата уши не мерзли, у него мерзли ноги, но он видимо подумал, а какая разница уши — ноги... А разница была и довольно существенная. Ноги потеют довольно чаще чем уши и щеки.

* * *
<<[14] [15] [16] [17] [18] (19)  

Вернутся на главную

(c) anekdotov.net

TopList Рамблер ТОП100 liveinternet.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня