полная версия Rambler's Top100
Истории о милиции и армии

Призывались мы несколько человек из одного района. С парнем одним даже год на одном заводе работали, правда в разных цехах. Так пацан ничего был. Вот о нем речь. Звали его С.
Посадили нас в большой воинский эшелон, и мы через все огромную нашу Родину поехали. Ехали долго около 5-ти суток на Север.
По дороге в эшелоне было всяко. Но наша компания из 8 парней держала три вагона. Парень С. был "правильный пацан". Ботал по дворовому, движения рулил и как то все срасталось. Хотя я по жизни не был дворовым но быстро учился.
И вот приезжаем в далекий таежный стройбат. Карантин 3-и недели и по ротам. Все попали по разным.
И началось. По "молодости" сам знаешь было много чего и много чего не хватало. Были и драки и были затрещины...
Молодым быть в стройбате тяжело - после работы бы свалится спать, но надо прийти умыться (а в ротах только холодная вода, горячая раз в неделю-в бане), постирать чё-нить, подшить, почистить, высушить робу и тд. и т. п. То есть следить за собой надо изо всех сил.
Многие скрипели но тянули. Но парень С. стал опускаться, раз не постирал, два не почистил, три не высушил, четыре не подшил-зашил. И понеслась. Чуханов грязных ни где не любят. Начали "старики" цепляться, за ними и "черпаки" слетелись.
С грязным и вонючим ни кто сидеть рядом не хочет. Деньги стали у него отбирать, а он бычки стал из мусорки подбирать.
Ну мы же свои, одного призыва и земляки, тянем, вещяем и заступаемся. Но бесполезно. Скоро смотрим, он с нашего призыва кавказцам чай носить из столовой начал. Пипец-опустился совсем.
Школа выживания при Союзе была на потоке - с детского сада, школа, двор, "пионерские" и прочие лагеря - кое чему научать. А если родственники или служили недавно или "откинулись", опыта набирался заранее (теоретически). А на практике тяжелей намного было. Но всегда уважали тех кто себя уважает.
Через месяца три С. совсем на "опущенных" почти стал похож. Но тут (видать раньше писал) папа его приехал. Что-то там с командирами перетер и сынок больничку лег. Через месячишко комиссовали его "сердешного".
Но "косячных" тогда шибко не любили. Старшина парадку на "дембель" не дает - мол полгода не прослужил, не положено, езжай в хэбешке. Он к нам плакаться. Ну парни пожалели его, собрали с батальона по нитки, кто фуражку, кто ботинки, кто китель...
Выходил за ворота божился посылку тут же прислать с вещами, и взгрев каждый месяц...
Мы демобилизовались. Трое как то поехали к нему. Но дома никого не было. Звонили, а его нет говорили нам.
Плюнули, забыли.
Прошло лет шесть. Еду как то поздно с дня рождения сестры. Смотрю в окно автобуса, а на остановке кучка парней в камуфляже, и высокий среди них... он С. А в автобус заходить парень из этой кучки, и со мной рядом садиться.
Я, мол разговор завожу, мол так и так и так далее и потом, а что за парень высокий такой.
Он: Мы из охранного предприятия, так то С. , герой афганец, герой, контужен, дважды ранен. Все его пацаны из его призыва погибли, а он один живой остался. Тут меня прорвало, мол так и так рассказываю, хотишь сейчас минимум двух его "мертвых" однополчан вытащу! Мои координаты!
Тот с обалдевшей мордой из автобуса на ходу...
Через неделю звоню - трубку ни кто не берет.
Прошло еще лет пять. К нам на работу парнишка приходить. Знакомимся. Он рядом в доме с С. живет. Я спрашиваю мол такого знаешь.
А он аж засветился. Знаю, герой, работал в контрразведке под прикрытием в банде террористов. Но его раскрыли лет пять назад и напали на него. Он уехал в другую область.
А я "рот до сих пор закрыть" не могу от оху... . . !
Вот так бывает!

* * *

Брат проходил свидетелем по делу о драке в его подъезде. Взяли показания, записали все данные, как положено... Через пару дней перезванивает, просят при случае зайти в отделение полиции с паспортом. Ну, отделение во дворе, чего б не зайти...
Короче, они имя сверить решили, потому что в одном из протоколов брата записали с именем-отчеством "Алех Саныч" (Олег Александрович, соответственно). На вопрос, не пришло ли им в голову, что что-то не так, когда это писали, молоденький лейтенант пожал плечами: дескать, Леха на слух записывал, он что, думать обязан, что ли?!

* * *

Начало 90-х, в магазинах на полках пусто. К нам на корабль пришел молодой зеленый лейтенант Рахим, по национальности узбек (тогда в нашей армии их хватало). Как-то узнал, что никто из нас не пробовал настоящий узбекский плов и пообещал с первой получки его приготовить. Первую его получку нам пришлось ждать долго, месяца три, так как в это время были очень популярны задержки с зарплатой. Наконец долгожданная зарплата получена и Рахим отправился в поселок на предмет покупки баранины, риса, зиры, шафрана и прочих ингредиентов для правильного плова. Вернулся обратно грустный. Говорит, зиры и шафрана я не нашел (ну, это понятно, откуда такая экзотика на Севере, мы и не рассчитывали), а вот мясо, крупу и морковь купил. Но из мяса в магазинах была только курица, а рис пришлось заменить гречкой. Но, нужно отдать должное, гречнево-куриный плов был приготовлен со всей тщательностью, по классическому узбекскому рецепту!

* * *

Военно-морское училище имени Фрунзе, конец 80-х. Последний экзамен по высшей математике. Принимать должны две добрые тетеньки, поэтому к вышке никто не готовился – три очка и так поставят. За полчаса до экзамена выясняется, что вместо одной доброй тетеньки принимать будет ужасный препод по прозвищу «Логопед» - крайне неприятный, неопрятный и к тому же не выговаривавший половину букв алфавита (поэтому и Логопед). Большой любитель поставить курсанту заслуженную двойку. Двойку (хоть и заслуженную) получать не хотел никто, а вот в отпуск, наоборот, хотели все. А в военных училищах "двойка" и "отпуск" были взаимоисключающими понятиями. Поэтому был срочно собран экстренный военный совет, на котором принято решение ликвидировать Логопеда. Но это были ещё не 90-е годы, поэтому ликвидацию решили осуществить с помощью нелетального оружия. Для начала определили группу «Матросовых», которые должны были пойти первыми, лечь на амбразуру и удерживать фронт до начала основной операции. Собственно, этими первыми были отличники, поэтому им было все равно кому сдавать. Тем не менее, им было велено не торопиться и как можно дольше тянуть время. А в это время самый толковый пошел в аптеку за главным оружием – пургеном. Пурген был закуплен в лошадиных дозах (чтобы уж наверняка) и добавлен дежурным по классу в любимый Логопедом чай. Экзамен начался. Курсанты получили билеты и пошли готовиться. А Логопед потянулся к стакану с чайком. Через полчаса первый пошел отвечать. Экзаменатор начал понемногу ерзать на месте. Прошло еще пятнадцать минут. Логопед попросился «на кафедру». Вернулся. Опять вышел. Вернулся уже не так быстро. В третий раз вместо Логопеда пришла добрая тетенька и сказала, что он неожиданно заболел и принимать экзамен будет она. Очевидцы сообщили, что видели Логопеда, медленно бредущего на кафедру (наверное, чтобы не расплескать) с зеленым цветом лица. Экзамен сдали все, двоек не было. И, что самое интересное, никого не наказали. А Логопед вернулся с больничного только через неделю.

* * *

Отец рассказывал, он во время ВОВ был старшим лейтенантом. После войны с немцами послали их артполк ещё воевать с японцами. Стояли где-то на окраине какого-то города на Дальнем Востоке. Кормили их в основном гаоляном и чумизой, весь полк ругался: ещё чуть-чуть - и у всех, говорили, глаза раскосыми станут. Что-то вкусное можно было купить в городе на базаре, офицеры там часто паслись. И вот один раз прибегает к отцу друг, такой же старлей, весь белый, глаза по блюдцу: у него на базаре пистолет срезали с кобурой. То есть трибунал. Отец говорит - пойдём к полковнику, кинешься в ноги, признаешь ошибки, может, как-нибудь выручит, мужик очень хороший. Пошли. Полковник проорался, конечно, сначала, а потом говорит: берите всех офицеров и несколько сержантов пострашнее и тащите ко мне всех главных стариков с базара, старшин рядов. Привели, полковник им говорит: у моего офицера на базаре пистолет пропал. Если сегодня до заката не найдётся - я приведу полк в город и разнесу базар, и городу достанется. Пистолет возник из ниоткуда в палатке на постели через полчаса! И никто не видел как. Свезло лейтенанту.

* * *

К истории про пиво и армию. 1983 год, г. Бежецк. Чудом удалось вырваться в увольнение из удаленной части, зашли с сослуживцем, как положено, в пивную. Купив предварительно несколько копченых рыбин в магазине. Взяли по паре кружек, сидим, допиваем их, и понимаем, что с количеством рыбы переборщили. Тут подходит мужичек: "Ребята, я вижу у вас рыба остается-не угостите? ". Мы: "Да, конечно, забирай все оставшиеся". Мужик поблагодарил, и отчалил за свой стол. А там зал вроде как был Г-образный, и только он скрылся из вида за "углом"- вдруг шум, гам, драка, летит во все стороны наша рыба. К нам подходят двое, отмутузившие забравшего рыбу: "Ребята, извините, вы не подумайте, что в нашем городе есть такие- рыбу у солдат отнимать".

* * *

Про пиво...
1988 или 1989 год. Военное училище. Я и еще несколько курсантов закосили в санчасть на недельку. Одного типа госпитализировали с менингитом, поэтому всех, кто жаловался, определяли в санчасть без разговоров. Лежим день, второй. Выспались. Скучаем. Надо что-то придумать. Через дорогу пивнушка. Тары нет (в полиэтиленовых пакетах тогда еще не носили). Решение нашлось быстро - люстры. Это такой стеклянный матовый шар, сверху которого отверстие для крепления. Ёмкостью литров 6. Так и ходили каждый вечер с этими люстрами за пивом. Естественно без очереди, жалко солдатиков, как говорили в очереди... Утром врач делает обход, в палате перегар. Шмон. Ничего не нашли. Суки, куда прячете? Молчим. Когда выписывались, раскрыли тайну. В тот же день люстры заменили на такие же, только отверстие с двух сторон.

* * *

Инспекторская проверка. (СССР)
Комполка получил указание о генеральской инспекторской проверке полка и собрал совещание офицеров. Выступая, комполка обратился с просьбой о том, чтобы вместо него кто-нибудь из офицеров представил полк. Так как ему надоело все время готовить полк к проверке, а получать неуды за нее, и он уходит срочно в краткосрочный отпуск. Замполит сразу сказал, что у него много дел и ушел в Политотдел. Зам по боевой начал ныть, что ему поступать в академию, нужно готовиться к экзаменам и вообще он очень занят. В общем все отказываются. В разгар совещания входит молодой лейтенант и представляется: лейтенант Иванов, прибыл для прохождения службы. И в конце совещания предлагает комполка представить полк к инспекторской проверке. Обрадованный комполка интересуется, что нужно для этого. Десять рублей - говорит лейтенант. Полкан достает из кошелька червонец и отдает его лейтенанту. На следующий день лейтенант встречает генерала и докладывает о том, что полк готов к проверке. Так как полк всегда готовился к проверке, в полку все в общем в порядке, а генералу нужно найти недостатки. Вот он и спрашивает лейтенанта, а как вы хорошо знаете солдат? Хорошо знаю, даже знаю что он носит - носки или портянки. Генерал указывает на нескольких солдат и офицер безошибочно говорит, что у кого надето. Солдат снимает сапог и генерал убеждается в этом. Генерал хмурится и приказывает набрать ленкомнату солдатами и провести лейтенанту с ними политзанятия. Лейтенант задает вопросы, все тянут руки, кого не спросит - все отвечают. Что делать генералу? А как питается личный состав? Хорошо. Идут на кухню , а там повар достает половником из котла полкурицы и бойцу хрясь в миску. Генерал - а мне можно? Можно. Хрясь и ему тоже. Что делать, нарисовал генерал "отлично" и убыл в свой штаб. Прибыл полкан из отпуска, узнал об оценке и давай награждать лейтенанта, представление на очередное звание пишет, и квартиру из командирской брони дает и т. д. и т. п. И спрашивает - ты что, через сапог видишь, что на ком надето? Лейтенант говорит, я приказал на одну ногу надеть носок, а другую в портянку. Что спрашивал, то и показывали. А политзанятия как, не могут же все все знать? Я приказал кто знает тянет правую руку, а кто не знает левую. А червонец тогда тебе нахрена? Как нахрена! Я на него курицу на рынке купил. Одну половину генерал съел, а другую я к черпаку привязал.

* * *

Жестокости войны. Перевод с английского.
Моим школьным заданием было поговорить с каким-нибудь ветераном о второй мировой войне. Так как мой отец служил на Филиппинах во время войны, я выбрал его. После нескольких основных вопросов, я наконец с осторожностью спросил: "Ты когда-нибудь убивал? "
Папа замолчал. Потом нежным голосом ответил: "Наверное, ведь я был поваром".

* * *

"Минобороны: российские корабли в эскорт-услугах не нуждаются"
Изящно наше Минобороны англичан блядями назвало.

* * *
<<[14] [15] [16] [17] [18] (19)  

Вернутся на главную

(c) anekdotov.net

TopList Рамблер ТОП100 liveinternet.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня