полная версия Rambler's Top100

Лучшие истории прошлых лет от 28 июня

28 июня 2016: В Штатах, если ездишь с правами, выданными в другой стране, надо через какое-то время (год или что-то вроде этого) их подтверждать. Это и отправился делать один мой знакомый. И вот садится он в машину к инструктору. Коробка, естественно, автомат. Посмотрел он на нее, подумал и спрашивает:
— А механика есть?
Инструктор, оторвавшись от своих бумажек, смотрит на него с удивлением и спрашивает:
— Вы что, профессионал?

28 июня 2015: Не моё.
ПОТРЯСАЮЩАЯ ИСТОРИЯ
Это серое, ничем не примечательное здание на Старой площади в Москве редко привлекало внимание проезжающих мимо. Настоящее зрелище ожидало их после поворотов направо и трех минут езды – собор Василия Блаженного, Красная площадь и, конечно же, величественный и легендарный Кремль. Все знали – одна шестая часть земной суши, именуемая СССР, управлялась именно отсюда.
Все немного ошибались.
Нет, конечно же, высокие кабинеты были и в Кремле, но, по-настоящему рулили Советской империей те, кто помещался в том самом сером здании на Старой площади – в двух поворотах и трех минутах езды.
И именно здесь помещался самый главный кабинет страны, кабинет генерального секретаря ЦК КПСС, и в данный исторический момент, а именно ранней весной 1966 года, в нем хозяйничал Леонид Брежнев.
Сегодня в коридорах этого серого здания царила непривычная суета. Можно даже сказать – переполох. Понукаемая нетерпеливыми окриками генсека, партийно-чиновничья рать пыталась выполнить одно-единственное, но срочное задание.
Найти гражданина СССР Армада Мишеля.
Всё началось с утра. Генсеку позвонил взволнованный министр иностранных дел и в преддверии визита в СССР президента Французской Республики генерала Шарля де Голля доложил следующее. Все службы к встрече готовы. Все мероприятия определены. Час назад поступил последний документ – от протокольной службы президента Франции, и это тоже часть ритуала, вполне рутинный момент. Но один, третий по счету, пункт протокола вызвал проблему. Дело в том, что высокий гость выразил пожелания, чтобы среди встречающих его в Москве, причем непосредственно у трапа, находился его ДРУГ и СОРАТНИК (именно так) Армад Мишель (смотри приложенную фотографию), проживающий в СССР.
- Ну и что? – спокойно спросил генсек. – В чем проблема-то?
- Нет такого гражданина в СССР, - упавшим голосом ответствовал министр. – Не нашли, Леонид Ильич.
- Значит, плохо искали, - вынес приговор Брежнев.
После чего бросил трубку, нажал какую-то кнопку и велел поискать хорошо.
В первые полчаса Армада Мишеля искали единицы, во вторые полчаса – десятки.
Спустя еще три часа его искали уже тысячи. Во многих похожих зданиях. В республиках, краях и областях.
И вскоре стало ясно: Армад Мишель – фантом.
Ну не было, не было в СССР человека с таким именем и фамилией. Уж если весь КГБ стоит на ушах и не находит человека, значит его просто нет. Те, кто успел пожить в СССР, понимают – о чем я.
Решились на беспрецедентное – позвонили в Париж и попросили повторить 3-й пункт протокола.
Бесстрастная лента дипломатической связи любезно повторила – АРМАД МИШЕЛЬ.
Забегая вперед, замечу – разумеется, французский лидер не мог не знать, под какими именно именем и фамилией проживает в СССР его друг и соратник. Он вполне намеренно спровоцировал эти затруднения. Это была маленькая месть генерала. Не за себя, конечно. А за своего друга и соратника.
А на Старой площади тем временем назревал скандал. И во многих других адресах бескрайнего СССР – тоже.
И тут мелькнула надежда. Одна из машинисток серого здания не без колебаний сообщила, что года три назад ей, вроде, пришлось ОДИН раз напечатать эти два слова, и что тот документ предназначался лично Никите Хрущеву – а именно он правил СССР в означенном 1963-м году.
Сегодня нажали бы на несколько кнопок компьютера и получили бы результат.
В 66-м году десятки пар рук принялись шерстить архивы, но результата не получили.
Параллельно с машинисткой поработали два узко профильных специалиста. И она вспомнила очень существенное – кто именно из Помощников Хрущева поручал ей печатать тот документ. (Это была очень высокая должность, поэтому Помощники генсеков писались с большой буквы).
По игре случая этот самый Помощник именно сегодня отрабатывал свой последний рабочий день в этой должности.
Пришедший к власти полтора года назад Брежнев выводил хрущевские кадры из игры постепенно, и очередь этого Помощника наступила именно сегодня.
Ринулись к помощнику, который ходил по кабинету и собирал свои вещи. Помощник хмуро пояснил, что не работал по этому документу, а лишь выполнял поручение Хрущева, и только тот может внести в это дело какую-то ясность. Помощнику предложили срочно поехать к Хрущеву, который безвыездно жил на отведенной ему даче. Помощник категорически отказался, но ему позвонил сам генсек и намекнул, что его служебная карьера вполне может претерпеть еще один очень даже интересный вираж.
Спустя два часа Помощник сидел в очень неудобной позе, на корточках, перед бывшим главой компартии, который что-то высаживал на огородной грядке. Вокруг ходили плечистые молодые люди, которые Хрущева не столько охраняли, сколько сторожили.
72-летний Хрущев вспомнил сразу. Ну, был такой чудак. Из Азербайджана. Во время войны у французов служил, в партизанах ихних. Так вот эти ветераны французские возьми и пошли ему аж сто тысяч доллАров. (Ударение Хрущева – авт. ). А этот чудак возьми и откажись. Ну, я и велел его доставить прямо ко мне. И прямо так, по партийному ему сказал: нравится, мол, мне, что ты подачки заморские не принимаешь. Но, с другой стороны, возвращать этим капиталистам деньги обидно как-то. А не хочешь ли ты, брат, эту сумму в наш Фонд Мира внести? Вот это будет по-нашему, по-советски!
- И он внес? – спросил Помощник.
- Даже кумекать не стал, - торжествующе сказал Хрущев. – Умел я все ж таки убеждать. Не то, что нынешние. Короче, составили мы ему заявление, обедом я его знатным угостил, за это время нужные документы из Фонда Мира привезли, он их подписал и вся недолга. Расцеловал я его. Потому как, хоть и чудак, но сознательный.
Помощник взглянул на часы и приступил к выполнению основной задачи.
- Так это ж кличка его партизанская была, - укоризненно пояснил Хрущев. – А настоящее имя и фамилия у него были – без поллитра не то, что не запомнишь – не выговоришь даже.
Помощник выразил сожаление.
А Хрущев побагровел и крякнул от досады.
- А чего я тебе про Фонд Мира талдычу? Финансовые документы-то не на кличку ведь составляли! – Он взглянул на своего бывшего Помощника и не удержался. – А ты, я смотрю, как был мудак мудаком, так и остался.
Спустя четверть часа в Фонде Мира подняли финансовую отчетность.
Затем пошли звонки в столицу советского Азербайджана – Баку.
В Баку срочно организовали кортеж из нескольких черных автомобилей марки «Волга» и отрядили его на север республики – в город Шеки. Там к нему присоединились авто местного начальства. Скоро машины съехали с трассы и по ухабистой узкой дороге направились к конечной цели – маленькому селу под названием Охуд.
Жители села повели себя по-разному по отношению к этой автомобильной экспансии. Те, что постарше, безотчетно испугались, а те, что помладше, побежали рядом, сверкая голыми пятками.
Время было уже вечернее, поэтому кортеж подъехал к небольшому скромному домику на окраине села – ведь теперь все приехавшие знали, кого именно искать.
Он вышел на крыльцо. Сельский агроном (рядовая должность в сельскохозяйственных структурах – авт. ) сорока семи лет от роду, небольшого роста и, что довольно необычно для этих мест, русоволосый и голубоглазый.
Он вышел и абсолютно ничему и никому не удивился. Когда мы его узнаем поближе, мы поймем, что он вообще никогда и ничему не удивляется – такая черта натуры.
Его обступили чиновники самого разного ранга и торжественно объявили, что агроном должен срочно ехать в Баку, а оттуда лететь в Москву, к самому товарищу Брежневу. На лице агронома не дрогнул ни один мускул, и он ответил, что не видит никакой связи между собой и товарищем Брежневым, а вот на работе – куча дел, и он не может их игнорировать. Все обомлели, вокруг стали собираться осмелевшие сельчане, а агроном вознамерился вернуться в дом. Он уже был на пороге, когда один из визитеров поумнее или поинформированнее остальных, вбросил в свою реплику имя де Голля и связно изложил суть дела.
Агроном повернулся и попросил его поклясться.
Тот поклялся своими детьми.
Этой же ночью сельский агроном Ахмедия Джабраилов (именно так его звали в миру), он же один из самых заметных героев французского Сопротивления Армад Мишель вылетел в Москву.
С трапа его увезли в гостиницу «Москва», поселили в двухкомнатном номере, дали на сон пару часов, а утром увезли в ГУМ, в двухсотую секцию, которая обслуживала только высшее руководство страны, и там подобрали ему несколько костюмов, сорочек, галстуков, обувь, носки, запонки, нижнее белье, плащ, демисезонное пальто и даже зонтик от дождя. А затем все-таки повезли к Брежневу.
Генсек встретил его, как родного, облобызал, долго тряс руку, сказал несколько общих фраз, а затем, перепоручив его двум «товарищам», посоветовал Ахмедии к ним прислушаться.
«Товарищи» препроводили его в комнату с креслами и диванами, уселись напротив и предложили сельскому агроному следующее. Завтра утром прибывает де Голль. В программу его пребывания входит поездка по стране.
Маршрут согласован, но может так случиться, что генерал захочет посетить малую родину своего друга и соратника – село Охуд. В данный момент туда проводится асфальтовая дорога, а дополнительно предлагается вот что (на стол перед Ахмедией легла безупречно составленная карта той части села, где находился его домик). Вот эти вот соседские дома (5 или 6) в течение двух суток будут сравнены с землей. Живущих в них переселят и поселят в более благоустроенные дома. Дом агронома наоборот – поднимут в два этажа, окольцуют верандой, добавят две пристройки, а также хлев, конюшню, просторный курятник, а также пару гаражей – для личного трактора и тоже личного автомобиля. Всю эту территорию огородят добротным забором и оформят как собственность семьи Джабраиловых. А Ахмедие нужно забыть о том, что он агроном и скромно сообщить другу, что он стал одним из первых советских фермеров. Все это может быть переделано за трое суток, если будет соблюдена одна сущая мелочь (на этом настоял Леонид Ильич), а именно – если Ахмедия даст на оное свое согласие.
Агроном их выслушал, не перебивая, а потом, без всякой паузы, на чистом русском языке сказал:
- Я ничего не услышал. А знаете – почему?
- Почему? – почти хором спросили «товарищи».
- Потому что вы ничего не сказали, - сказал Ахмедия.
«Товарищи» стали осознавать сказанное, а он встал и вышел из комнаты.
Встречающие высокого гостя, допущенные на летное поле Внуково-2, были поделены на две группы. Одна – высокопоставленная, те, которым гость должен пожать руки, а другая «помельче», она должна была располагаться в стороне от трапа и махать гостю руками. Именно сюда и задвинули Ахмедию, и он встал – с самого дальнего края. Одетый с иголочки, он никакой физической неловкости не ощущал, потому что одинаково свободно мог носить любой род одежды – от военного мундира до смокинга и фрачной пары, хотя последние пятнадцать лет носил совершенно другое.
Когда высокая, ни с какой другой несравнимая, фигура де Голля появилась на верхней площадке трапа, лицо Ахмедии стало покрываться пунцовыми пятнами, что с ним бывало лишь в мгновения сильного душевного волнения – мы еще несколько раз встретимся с этим свойством его физиологии.
Генерал сбежал по трапу не по возрасту легко. Теплое рукопожатие с Брежневым, за спинами обоих выросли переводчики, несколько общих фраз, взаимные улыбки, поворот генсека к свите, сейчас он должен провести гостя вдоль живого ряда встречающих, представить их, но что это? Де Голль наклоняется к Брежневу, на лице генерала что-то вроде извинения, переводчик понимает, что нарушается протокол, но исправно переводит, но положение спасает Брежнев. Он вновь оборачивается к гостю и указывает ему рукой в сторону Ахмедии, через мгновение туда смотрят уже абсолютно все, а де Голль начинает стремительное движение к другу, и тот тоже – бросается к нему. Они обнимаются и застывают, сравнимые по габаритам с доном Кихотом и Санчо Панса. А все остальные, - или почти все, - пораженно смотрят на них.
Ахмедию прямо из аэропорта увезут в отведенную де Голлю резиденцию – так пожелает сам генерал. Де Голль проведет все протокольные мероприятия, а вечернюю программу попросит либо отменить либо перенести, ибо ему не терпится пообщаться со своим другом.
Де Голль приедет в резиденцию еще засветло, они проведут вместе долгий весенний вечер.
Именно эта встреча и станет «базовой» для драматургии будущего сценария. Именно отсюда мы будем уходить в воспоминания, но непременно будем возвращаться обратно.
Два друга будут гулять по зимнему саду, сидеть в уютном холле, ужинать при свечах, расстегнув постепенно верхние пуговицы сорочек, ослабив узлы галстука, избавившись от пиджаков, прохаживаться по аллеям резиденции, накинув на плечи два одинаковых пледа и при этом беседовать и вспоминать.
Воспоминания будут разные, - и субъективные, и авторские, - но основной событийный ряд сценария составят именно они.
Возможно, мы будем строго придерживаться хронологии, а может быть и нет. Возможно, они будут выдержаны в едином стилистическом ключе, а может быть и нет. Всё покажет будущая работа.
А пока я вам просто и вкратце перечислю основные вехи одной человеческой судьбы. Если она вызовет у вас интерес, а может и более того – удивление, то я сочту задачу данной заявки выполненной.
Итак, судите сами.
Повторяю, перед вами – основный событийный ряд сценария.
Вы уже знаете, где именно родился и вырос наш герой. В детстве и отрочестве он ничем кроме своей внешности, не выделялся. Закончил сельхозтехникум, но поработать не успел, потому что началась война.
Записался в добровольцы, а попав на фронт, сразу же попросился в разведку.
- Почему? – спросили его.
- Потому что я ничего не боюсь, – ответил он, излучая своими голубыми глазами абсолютную искренность.
Его осмеяли прямо перед строем.
Из первого же боя он вернулся позже всех, но приволок «языка» - солдата на голову выше и в полтора раза тяжелее себя.
За это его примерно наказали – тем более, что рядовой немецкой армии никакими военными секретами не обладал.
От законных солдатских ста грамм перед боем он отказался.
- Ты что – вообще не пьешь? - поинтересовались у него.
- Пью, – ответил он. – Если повод есть.
Любви окружающих это ему не прибавило.
Однажды его застали за углубленным изучением русско-немецкого словаря.
Реакция была своеобразная:
- В плен, что ли, собрался?
- Разведчик должен знать язык врага, – пояснил он.
- Но ты же не разведчик.
- Пока, – сказал он.
Как-то он пересекся с полковым переводчиком и попросил того объяснить ему некоторые тонкости немецкого словосложения, причем просьбу изложил на языке врага. Переводчик поразился его произношению, просьбу удовлетворил, но затем сходил в штаб и поделился с нужными товарищами своими сомнениями. Биографию нашего героя тщательно перелопатили, но немецких «следов» не обнаружили. Но, на всякий случай, вычеркнули его фамилию из списка представленных к медали.
В мае 1942 года в результате безграмотно спланированной военной операции, батальон, в котором служил наш герой, почти полностью полег на поле боя. Но его не убило. В бессознательном состоянии он был взят в плен и вскоре оказался во Франции, в концлагере Монгобан. Знание немецкого он скрыл, справедливо полагая, что может оказаться «шестеркой» у немцев.
Почти сразу же он приглянулся уборщице концлагеря француженке Жанетт. Ей удалось уговорить начальство лагеря определить этого ничем не примечательного узника себе в помощники. Он стал таскать за ней мусор, а заодно попросил её научить его французскому языку.
- Зачем это тебе? – спросила она.
- Разведчик должен знать язык союзников, – пояснил он.
- Хорошо, – сказала она. – Каждый день я буду учить тебя пяти новым словам.
- Двадцать пяти, – сказал он.
- Не запомнишь. – засмеялась она.
Он устремил на неё ясный взгляд своих голубых глаз.
- Если забуду хотя бы одно – будешь учить по-своему.
Он ни разу не забыл, ни одного слова. Затем пошла грамматика, времена, артикли, коих во французском языке великое множество, и через пару месяцев ученик бегло болтал по-французски с вполне уловимым для знатоков марсельским выговором (именно оттуда была родом его наставница Жанетт).
Однажды он исправил одну её стилистическую ошибку, и она даже заплакала от обиды, хотя могла бы испытать чувство гордости за ученика – с женщинами всего мира иногда случается такое, что ставит в тупик нас, мужчин.
А потом он придумал план – простой, но настолько дерзкий, что его удалось осуществить.
Жанетт вывезла его за пределы лагеря – вместе с мусором. И с помощью своего племянника отправила в лес, к «маки» (французским партизанам – авт. )
Своим будущим французским друзьям он соврал лишь один – единственный раз. На вопрос, кем он служил в советской армии, он ответил, не моргнув ни одним голубым глазом:
- Командиром разведотряда.
Ему поверили и определили в разведчики – в рядовые, правда. Через четыре ходки на задания его назначили командиром разведгруппы. Ещё спустя месяц, когда он спустил под откос товарняк с немецким оружием, его представили к первой французской награде. Чуть позже ему вручили записку, собственноручно написанную самоназначенным лидером всех свободных французов Шарлем де Голлем. Она была предельно краткой: «Дорогой Армад Мишель! От имени сражающейся Франции благодарю за службу. Ваш Шарль де Голль». И подпись, разумеется.
Кстати, о псевдонимах. Имя Армад он выбрал сам, а Мишель – французский вариант имени его отца (Микаил).
Эти два имени стали его основным псевдонимом Но законы разведслужбы и конспирации обязывали иногда менять даже ненастоящие имена.
История сохранила почти все его остальные псевдонимы – Фражи, Кураже, Харго и даже Рюс Ахмед.
Всё это время наш герой продолжал совершенствоваться в немецком языке, обязав к этому и своих разведчиков. Это было нелегко, ибо французы органически не переваривали немецкий. Но ещё сильнее он не переваривал, когда не исполнялись его приказы.
И вскоре он стал практиковать походы в тыл врага – малыми и большими группами, в формах немецких офицеров и солдат. Особое внимание уделял немецким документам – они должны были быть без сучка и задоринки. Задания получал от своих командиров, но планировал их сам. И за всю войну не было ни одного случая, чтобы он сорвал или не выполнил поставленной задачи.
Однажды в расположение «маки» привезли награды. И он получил свой первый орден – Крест за добровольную службу.
Через два дня в форме немецкого капитана он повел небольшую группу разведчиков и диверсантов на сложное задание – остановить эшелон с 500 французскими детьми, отправляемыми в Германию, уничтожить охрану поезда и вывести детей в лес. Задание артистично и с блеском было выполнено, но себя он не уберег – несколько осколочных ранений и потеря сознания. Он пролежал неподалеку от железнодорожного полотна почти сутки. В кармане покоились безупречно выполненные немецкие документы, а также фото женщины с двумя русоволосыми детьми, на обороте которого была надпись: «Моему дорогому Хайнцу от любящей Марики и детей». Армад Мишель любил такие правдоподобные детали. Он пришел в себя, когда понял, что найден немцами и обыскивается ими.
- Он жив, – сказал кто –то.
Тогда он изобразил бред умирающего и прошептал что–то крайне сентиментальное типа:
- Дорогая Марика, ухожу из этой жизни с мыслью о тебе, детях, дяде Карле и великой Германии.
В дальнейшем рассказ об этом эпизоде станет одним из самых любимых в среде партизан и остальных участников Сопротивления. А спустя два года, прилюдно, во время дружеского застолья де Голль поинтересуется у нашего героя:
- Послушай, всё время забываю тебя спросить – почему ты в тот момент приплел какого–то дядю Карла?
Армад Мишель ответил фразой, вызвавшей гомерический хохот и тоже ставшей крылатой.
- Вообще–то, - невозмутимо сказал он, - я имел в виду Карла Маркса, но немцы не поняли.
Но это было потом, а в тот момент нашего героя погрузили на транспорт и отправили в немецкий офицерский госпиталь. Там он быстро пошел на поправку и стал, без всякого преувеличения, любимцем всего своего нового окружения. Правда, его лицо чаще обычного покрывалось пунцовыми пятнами, но только его истинные друзья поняли бы настоящую причину этого.
Ну а дальше произошло невероятное. Капитана немецкой армии Хайнца – Макса Ляйтгеба назначили ни много, ни мало – комендантом оккупированного французского города Альби. (Ни здесь, ни до, ни после этого никаких драматургических вывертов я себе не позволяю, так что это – очередной исторический факт – авт. )
Наш герой приступил к выполнению своих новых обязанностей. Связь со своими «маки» он наладил спустя неделю. Результатом его неусыпных трудов во славу рейха стали регулярные крушения немецких поездов, массовые побеги военнопленных, - преимущественно, советских, - и масса других диверсионных актов. Новый комендант был любезен с начальством и женщинами и абсолютно свиреп с подчиненными, наказывая их за самые малейшие провинности. Спустя полгода он был представлен к одной из немецких воинских наград, но получить её не успел, ибо ещё через два месяца обеспокоенный его судьбой де Голль (генерал понимал, что сколько веревочке не виться…) приказал герру Ляйтгебу ретироваться.
И Армад Мишель снова ушел в лес, прихватив с собой заодно «языка» в высоком чине и всю наличность комендатуры.
А дальше пошли новые подвиги, личное знакомство с де Голлем, и – победный марш по улицам Парижа. Кстати, во время этого знаменитого прохода Армад Мишель шел в третьем от генерала ряду. Войну он закончил в ранге национального Героя Франции, Кавалера Креста за добровольную службу, обладателя Высшей Военной Медали Франции, Кавалера высшего Ордена Почетного Легиона. Венчал всё это великолепие Военный Крест – высшая из высших воинских наград Французской Республики.
Вручая ему эту награду, де Голль сказал:
- Теперь ты имеешь право на военных парадах Франции идти впереди Президента страны.
- Если им не станете вы, мой генерал, - ответил Армад Мишель, намекая на то, что у де Голля тоже имелась такая же награда.
- Кстати, нам пора перейти на «ты», – сказал де Голль.
К 1951-му году Армад Мишель был гражданином Франции, имел жену-француженку и двух сыновей, имел в Дижоне подаренное ему властями автохозяйство (небольшой завод, по сути) и ответственную должность в канцелярии Президента Шарля де Голля.
И именно в этом самом 1951-м году он вдруг вознамерился вернуться на Родину, в Азербайджан. (читай – в СССР).
Для тех, кто знал советские порядки, это выглядело, как безумие.
Те, кто знали Армада Мишеля, понимали, что переубеждать его – тоже равносильно безумию.
Де Голль вручил ему на прощание удостоверение почетного гражданина Франции с правом бесплатного проезда на всех видах транспорта. А спустя дней десять дижонское автопредприятие назвали именем Армада Мишеля.
В Москве нашего Героя основательно потрясло МГБ (Бывшее НКВД, предтеча КГБ - авт. ) Почему сдался в плен, почему на фото в форме немецкого офицера, как сумел совершить побег из Концлагеря в одиночку и т. д. и т. п. Репрессировать в прямом смысле не стали, отправили в родное село Охуд и велели его не покидать. Все награды, письма, фото, даже право на бесплатный проезд отобрали.
В селе Охуд его определили пастухом. Спустя несколько лет смилостивились и назначили агрономом.
В 1963-м году вдруг вывезли в Москву. Пресловутые сто тысяч, беседа и обед с Хрущевым, отказ от перевода в пользу Фонда мира. Хрущев распорядился вернуть ему все личные документы и награды.
Все, кроме самой главной – Военного Креста. Он давно был экспонатом Музея боевой Славы. Ибо в СССР лишь два человека имели подобную награду – главный Творец Советской Победы Маршал Жуков и недавний сельский пастух Ахмедия Джабраилов.
Он привез эти награды в село и аккуратно сложил их на дно старого фамильного сундука.
А потом наступил 66-й год, и мы вернулись к началу нашего сценария.
Точнее, к той весенней дате, когда двое старых друзей проговорили друг с другом весь вечер и всю ночь.
Руководитель одной из крупных европейский держав и провинциальный сельский агроном.
Наш герой не стал пользоваться услугами «товарищей». Он сам уехал в аэропорт, купил билет и отбыл на родину.
Горничная гостиницы «Москва», зашедшая в двухкомнатный «полулюкс», который наш герой занимал чуть менее двух суток, была поражена. Постоялец уехал, а вещи почему-то оставил. Несколько костюмов, сорочек, галстуков, две пары обуви. Даже нижнее белье. Даже заколки. Даже зонт для дождя.
Спустя несколько дней, агронома «повысят» до должности бригадира в колхозе.
А через недели две к его сельскому домику вновь подъедут автомобили, в этот раз – всего два. Из них выйдут какие–то люди, но на крыльцо поднимется лишь один из них, мужчина лет пятидесяти, в диковинной военный форме, которую в этих краях никогда не видели.
Что и можно понять, потому что в село Охуд никогда не приезжал один из руководителей министерства обороны Франции, да ещё в звании бригадного генерала, да ещё когда–то близкий друг и подчиненный местного колхозного бригадира.
Но мы с вами его узнаем. Мы уже встречались с ним на страницах нашего сценария (когда он будет полностью написан, разумеется).
Они долго будут обниматься, и хлопать друг друга по плечам. Затем войдут в дом. Но прежде чем сесть за стол, генерал выполнит свою официальную миссию. Он вручит своему соратнику официальное письмо президента Франции с напоминанием, что гражданин СССР Ахмедия Микаил оглу (сын Микаила – авт. ) Джабраилов имеет право посещать Францию любое количество раз и на любые сроки, причем за счет французского правительства.
А затем генерал, - нет, не вручит, а вернет, - Армаду Мишелю Военный Крест, законную наградную собственность героя Французского Сопротивления.
Ну и в конце концов они сделают то, что и положено делать в подобных случаях – запоют «Марсельезу».
В стареньком домике. На окраине маленького азербайджанского села.
Если бы автор смог бы только лишь на эти финальные мгновения стать режиссером фильма, то он поступил бы предельно просто – в сопровождении «Марсельезы» покинул бы этот домик через окно, держа всё время в поле зрения два силуэта в рамке этого окна и постепенно впуская в кадр изумительную природу Шекинского района – луга, леса, горы, - а когда отдалился бы на очень-очень большое расстояние, вновь стал бы автором и снабдил бы это изображение надписями примерно такого содержания:
Армад Мишель стал полным кавалером всех высших воинских наград Франции.
Ахмедия Джабраилов не получил ни одной воинской награды своей родины – СССР.
В 1970-м году с него был снят ярлык «невыездного», он получил возможность ездить во Францию и принимать дома своих французских друзей.
Прошагать на военных парадах Франции ему ни разу не довелось.
В 1994-м году, переходя дорогу, он был насмерть сбит легковым автомобилем, водитель которого находился в состоянии легкого опьянения. Во всяком случае, так было указано в составленном на месте происшествия милицейском протоколе.

28 июня 2014: Дама сдавала в багаж: диван, чемодан, саквояж...
Мы положили на ленту пропускника в афинском аэропорту много саквояжей со всякими ластами. А потом здоровенную деревянную чурку.
На другом конце чёрного ящика нас встречала полиция.
- Со дна морского поднята? - осведомился её предводитель.
- С него самого - хмуро сказал Вова.
- А знаете ли вы - хитро прищурился предводитель - что согласно греческому закону все предметы, поднятые со дна морского в Греции, остаются в Греции?
И тут Вова задумался. Он вообще неразговорчивый. И язык греческий у него смешной. С элементами древнегреческого. Типа, скажи О почтенный стражник, где же наши галеры.
Но он увидел воочию, как эти грёбаные грекикосы тащат прочь его чурку. И Вову прорвало. На мой взгляд, он сказал самую лучшую речь в своей красочной, но такой молчаливой жизни.
- То есть вы считаете. О достопочтенный стражник. Что кусок русского корабля, приплывшего сюда 240 лет назад, чтобы освободить Грецию от оккупантов турок, выброшенный русской эскадрой за ненадобностью, пролежавший на дне густонаселенной бухты все эти годы на хер никому не нужный, поднятый русским человеком со дна морского, ему уже не принадлежит?! И что вы теперь, в музей что ли понесете? Или обратно на дно морское положите? Так ведь всплывёт! Знаете - зря мы вас всё-таки освобождали, таких знатных долбоёбов!
Греки народ чумной конечно, но смешливый. Проржавшись и впечатлившись Вовиной речью, пропустили...

28 июня 2013: Буду краток. Вчера в новостях показали.
В январе сугробы в переулке Октябрят достигали в высоту нескольких метров. Опасаясь не справиться своими силами с уборкой снега, который грозил весной затопить частные дома, местные жители обратились в акимат за помощью. И, нужно отдать должное чиновникам, в помощи они не отказали. В присланном ответе чётко сказано: «На ваше обращение по вопросу вывоза снега с переулка Октябрят сообщаю, что работы по уборке и вывозу снега с вышеуказанной улицы будут выполнены до 15 марта этого года».
Всё бы ничего, только письмо пришло к жителям переулка 21 июня – в 30-градусную жару! Причём, как выяснили получатели, почта тут совсем не виновата: документ из отдела ЖКХ был отправлен 13 июня.

28 июня 2012: Каждый день, ровно в 14.00 машина нашего предприятия подъезжает к банку. Из нее выходит водитель и несет два мешка с деньгами. На этот раз до банка он не дошел несколько метров потому, что получил хороший удар по голове, выронил сумки, а неизвестный подхватил их и попытался скрыться... И скрылся, но без денег. Мы - транспортное предприятие, маршрутчики. Пассажиры расчитываются, как правило мелочью и в каждом мешке было килограммов по сорок. Сил у жулика хватило лишь на несколько метров.

28 июня 2011: Рассказ со слов инструктора по вождению.
Была девочка на курсах (цвет волос я не уточнял), второй день езды в городе. Перекресток. на перекрестке пост ДПС. Стоят гайцы. Учебные машины очень редко останавливают, но тут звезды сошлись, и гаишник показал жезлом "к обочине". У девочки так-то в зубах крови нет, ноги дрожат, ладони потеют, тут ещё испытание.
Она инструктору:
- Что делать то?
- Останавливайся.
И тут включилась женская логика и отстуствие опыта. Где остановится? правильно, где стоит гайшник. девочка включает поворот и едет на гайшника, тот в сторону, девочка к нему, тот БЕЖАТЬ! мучение обоих прекратил инструктор, нажав на тормоз. Гайшник белый как стена, у девочки вооще ступор.
Инструктор гаишнику:
- Ты зачем нас остановил-то?!
Тот:
- Да я думал вы - такси, езжайте на хрен отсюда...

28 июня 2010: ППц, жена. Дал ей 5 тыщ рублей одной бумажкой, на мол сходи разменяй, а то денег нету дома мельче.
Сходила, "разменяла".
Денег мелких так и нет.

28 июня 2009: - Прикинь! Сейчас по Nаtiоnаl Gеоgrарhiс показали от начала до конца, как гепард выследил, догнал и захавал газель!
- С пассажирами?

28 июня 2008: Рассказала одна знакомая. Она замужем и очень ревновала своего мужа к
некой Кате, с которой муж все время по e-mailу общался. Не долго думая
завела себя ящик, вписала имя Катя такая-то и написала своему мужу
письмо следующего содержания: "Милый, бросай ты свою дуру, женись на
мне! Твоя Катя." На что получила ответ: "Я на тебе, на дуре, уже и так
женат! Твой Вася."

28 июня 2007: Вчера кондукторша в автобусе отожгла.. Конечная, я сел в автобус, на сиденье сзади меня садится девка. Кондуктор подходит, я меняю у нее денежку на билет, потом она подходит к этой девахе. Та достает какое-то удостоверение, показывает.
Кондуктор: Это шо? Объясните, я читать не умею..
Деваха: (с вызовом так) Екатеринбургская Городская Дума!
Кондуктор: (с жалостью) А-а-а.. Бедные, да.. Ну езжайте...
..разворачивается и уходит...

28 июня 2006: У меня сын 7-ми лет. Однажды он простудился. Ясное дело. я вокруг летаю, хлопочу, процедуры там разные, а он капризничает. Усаживаю делать ингаляцию. Он сидит, честно вдыхает, но при этом злится и бубнит себе под нос: "Не хочу делать ингаляцию, она вонючая, вонючая твоя ингаляция, вонючая б%%дская ингаляция". Тут я срываюсь на проникновенный тон и начинаю объяснять, что, мол, мамочка тебя так любит, так переживат, ночей не спит, все, лишь бы ты был здоров, все готова отдать, а ты...И т. д. и т. п. Ребенок заливается слезами раскаяния, бросается ко мне и провозглашает: "Прости меня, мамочка, я не знал, что говорю,я так не прав был, никогда себе этих слов не прощу, МАМОЧКА!" Я тут же его, проникшегося, прощаю, продолжаем процедуру... Звонок в дверь, входит мой муж, сыночек бежит к нему. Разговор из коридора: "Сыночек, ты почему такой заплаканный? Кто тебя расстроил?". Сыночек - мрачно - "Да мама со своей бл%%ской вонючей ингаляцией!!!".
Сердиться сил не было. Вот такое приспособленческое поколение.

28 июня 2005: В учительской одной средней питерской школы шла горячая дискуссия. Спорили, со всем жаром юности, две молодые учительницы.
- А я верю в приметы!!! - кричала молодая учительница биологии, - Вот когда я в институт поступала, мне дорогу черная кошка перебежала... и я...
- Ерунда! - кричала юная химичка, - Хоть десять котов: если знаешь материал - сдашь, а не знаешь, так хоть пятак в туфлю, хоть плюй через плечо, хоть талисман...
- И даже если на вас корова накакает, незачем на весь аванс покупать лотерейные билеты, - встрял математик, - Все равно не выиграете.
- Ну хорошо, давайте спросим у гуманитария, - буянила биологичка, - я чувствую, что это из области, которая не доступна для поклонников точных наук.
Разговор двух молодых учительниц был прерван появлением там моей тещи...
- О, Александра Ефимовна... - с вопросительной интонацией начала биологичка, - можно вас спросить... - ее глаза скользнули по лицу и задержались на огромном бумажном пакете, который теща бережно держала двумя руками...
Александра Ефимовна, преподаватель литературы в старших классах, заслуженная учительница, интеллигентнейшая дама, как бы предугадав вопрос, веско и с расстановкой сказала:
- А вот когда я иду утром по-большому - я всегда покупаю отличный творог!!
Гробовая тишина затопила учительскую....
- А... э... это тоже народная примета? - ехидно спросила химичка, еле сдерживая рвущиеся наружу всхлипывания.
- Какая примета?! - возмущенно ответила теща, - Большой - это проспект, на Васильевском острове!!! Вы же хотели узнать, где я творог покупаю?!
Помолчала и добавила: "А в приметы я не верю."

28 июня 2004: Работаю в магазине, продаем сотки, телефоны, канцтовары и прочие "нужные
для народа" товары. Я манагер по продажам. Девчонок тьма. В смысле
сотрудниц. Ну этт так, предисловие.
Так получилось, что среди чехлов выпал маленький излишек. Один чехол
"левый". Такой прозрачный, пластиковый. В народе прозванный как
"презерватив". И как раз у сотрудницы сотка именно под нее. Я делаю ей
презент, она довольна.
Тут другая сотрудница Люба кричит на весь магазин (кстати, такие "ляпы"
у нее не впервой: как-то раз "обозвала" клиента Набибуллина в
счет-фактуре НаЕбулиным:)):
- Слушай, а мне тоже нужен презерватив, только не как в прошлый раз, он
мне там две царапины натер(в смысле на корпусе), и чтоб входил не через
жопу, а напрямую!!!(а это по поводу зарядки).
В магазине наступила тишина. Секунд на пять. Потом грянуло. Смеялись
все.
На меня смотрели как на поставщика презиков или еще как на кого... :)
Обожаю такие моменты. После них работать веселей и интересней!

28 июня 2003: Историю рассказал коллега по работе. В его бытность, студентом зависали значит они в общаге весь вечере и всю ночь - в преферанс играли , ну и курили естественно , так вот поздним утром (лекции были забиты), решили они выйти умыться, зубы почистить и все такое, а в это время их товарищ , сосед решил приколоться раздобыл где-то леску натянул ее под потолком , а к леске подвесил топор. Короче картина маслом входят ребята в свою комнату , у них накурено до ужаса, а посреди комнаты под потолком топор в воздухе висит.....

28 июня 2002: Британский химический справочник 54-го года выпуска. На оригинальном английском языке. Пункт - "спирт". Как обычно формула, описание и прочее.... и в конце - "смертельная доза для человека - 200 грамм". И дальше в скобках "к русским не относится". Я плакаль...

28 июня 2001: Дело было лет 10 назад. Мой дpyг Вадим в то вpемя был yчастковым.
И в один пpекpасный день на yчастке, помеp в кваpтиpе одинокий мyжик. Дело летом было и он пpолежав там около 10 дней издяно пpотyх и опеpгpyппа его лопатами выгpебала (в то вpемя ещё спец. гpyпп из моpга не было, все тpyпы вытаскивали опеp. гpyппы милиции). И полyчает Вадим матеpиал: тpyп в моpге, пpичина смеpти - сеpдечный пpистyп. И он со спокойной совестью пишет в последний день истечения сpока постановление об отказе в возбyждении yголовного дела.
Hесет для yтвеpждения начальникy, тот в кpик: какого хеpа, мол, соседей не опpосил, может кто в кваpтиpе был и это замаскиpованное yбийство.
Коpоче, Вадим, летит, как в жопy pаненый по адpесy и влетает в кваpтиpy этажом ниже. Опpашивает соседа: мол, так и так, вы не знали соседа свеpхy.
Тот, естественно, кончо знаю, а что, мол, слyчилось. Валим: "да помеp он и пpотyх, вы, мол, вони никакой не слыхали, а то мы его лопатами выгpебали по частям."
Сосед: "ой как жалко-то, такой хоpоший дядька был, скpомный." А Вадим поддакивает: "вот видете как жизнь-то сложилась, а в pезyльтате лопатами да по частям." С дyшой попpощавшись с соедом, Вадим, взяв письменное объяснение и с чyством исполненного долга выходит из подъезда и обнаpyживает, что он....пеpепyтал дом. Дело в том, что этомy адpесy два 5-ти этажных дома-близнеца оказалось, вот Вадик с пеpелякy и заскочил в нетот.:)
Я спpосил: какая была пеpвая мысль? Он ответил: "я пpедставил как сосед его потом встpетил." Я опять спpосил: "а ты не пошел не извинился, что пеpепyтал?" Вадим ответил: "да нет, стыдно было." :)

28 июня 2000: У меня в институтском группешнике учился парень по имени Женя, а по прозвищу "Старый волосатый", т.к. был давним металлюгой и носил длинные волосы.Однажды у него наметился день Рождения, а поэтому я, он и его друзья в количестве человек 15 (почти все такие же металлюги, хипари и панки, как и он) поехали к нему вечерком с ночевкой на дачу в чисто мужской кампании. Благо осень еще не холодной была, а поэтому, прихватили палатки (т.к. "...все внутрях
не разместятся...", а вчерась дождик нехилый был) и, естественно, водку (бутылок 5-6), пивка ящичек и самогонку (3 или 4 трехлитровых банки). Тогда как раз были большие напряги с водкой (кто помнит) - ее родимую по талонам выдавали, а всю остальную приходилось доставать за очень дополнительные бабки, и поэтому, решив купить закусь в местном сельпо, тащили с собой только топливо и личное барахлишко.
Приезжаем к нему на дачу где-то в 7 вечера - уже темновато прилично, и опаньки!, а туда уже его родственники толпой приехали!!! Е-мазай! Чего делать-то? Решили поставить палатки и спать штабелями, чтоб теплее было, т.к. спальники только у 1/3 населения. Принято - сделано. Hо посреди огорода палатку-то не поставишь, да и на асфальтово-грунтовой дороге тоже. Поэтому решили идти через деревню к лесу, зайдя мимоходом в лабаз. Еле-еле успели к закрытию, но только от этого толку было мало - все что было из хавчика уже раскупили - ни хлеба нема, ни огурчика, ни... Сами помните, наверное, постперестроечное время со всеобщим дефицитом, когда продавали за копейки лопаты из титана, а пожрать нечего было. Hу и вот - в магазине из жратвы лежат на полках в полном и гордом одиночестве сосиски (изготовленные каким-то местным кооперативом, судя по виду, еще до нашей эры в неолите, если не в палеолите, и явно из вторсырья деревообрабатывающей промышленности, судя по вкусу), с килограмм перловки (которую негде варить было - каны не взяли, т.к. рассчитывали на кухню в домике) и горчица. Причем горчица была производства местного, и, что самое интересное, расфасована в 1,5 ЛИТРОВЫЕ БАHКИ!!! Кто до этого догадался - я не знаю - ни до этого ни после этого такого я больше не видел!!!
Hу и чего делать? Пришлось взять все сосиски (около 5 кг) к плохо скрываемой радости продавщицы, видимо ЭТО не жрали даже собаки, а местные просто не покупали, и 1,5-литрашку горчицы. Пока закупились, прошли всю деревню и примыкающее к ней поле, стемнело окончательно, да еще и дождик слегонца брызгал. Встать пришлось на опушке леса, примыкающего непосредственно в полю. Первым делом, ес-но, все принялись ставить две палатки и пошли в лес за "дровами". Почему дрова в кавычках, так на то есть причина - ни пил, ни топоров не было вообще, а по сырости лес мог соревноваться только с болотом в дельте Амазонки.
Догадайтесь с двух раз - много ли толку было от костра, размером со свечку, особенно когда 15 хмырей пытаются одновременно пожарить столько же сосисок? Света от костра было пожалуй меньше, чем от луны, изредка мелькавшей меж тучами. Во-во, геморрой полный! Поэтому решили пить так, а закусь - это явление в нашей стране необязательное. Сели кружочком, с боку от "костра". Приняв n-ую кружку на грудь и закусив очередной холодной сосиской, народ вспомнил и о горчице - для разнообразия вкуса. Банка-то одна, а народа до... - до места, где
расположен седалищный нерв. И сиди жди пока к тебе эта банка с горчицей по кругу придет. Я уже был тогда очень "хорош" и, подумав - ну ее к черту, отвалил в палатку. Что было дальше, мне рассказали с утра.
Один из Женькиных друганов, изрядно заправленный, заколебавшись ждать эту горчичную банку, выкинул одну хитрую фичку: он вылил всю банку в траву примерно в центр круга сидаков - макай мол туда. Дело было где-то около часу ночи. Пиплы обрадовались классной выдумки и с энтузиазмом принялись на ощупь тыркать сосисками в траву, находящуюся где-то в центре круга. Распробовав продуктместного горчичного производства, некоторые стали возмущаться - горчица горчит, но не жжет, зараза!!! (халтура видать, как и сосиски) - зря только деньги
потратили! Hо альтернативы нет - сошло и так. Я так понял, что народ
поотрубался окончательно не раньше 4 утра. Утром я вместе с остальными, проснулся от просто дикого истерического хохота одного кадра, полегшего ночью у "костра". Hа вопрос выползшего из палаток народ (кто смог): "Что случилось???!!!", он дрожащей рукой указал в траву. Я посмотрел. В траве внутри вытоптанного по краям круга лежала куча совершенно не тронутой горчицы и ЗДОРОВЕHHАЯ ЛЕПЕХА КОРОВЬЕГО HАВОЗА ВСЯ ИСТЫКАHHАЯ КАК РЕШЕТО.
Кто ржал, кого рвало, кто тупо смотрел на эту картину,...

28 июня 1999: Жена моя только что рассказала:
Был у нее знакомый. Заика. Жаловался на судьбу свою регулярно. Как обычно, в общем.
Однажды идут они куда-то. А недалеко дети балуются, взрывают бомбочки всякие магниевые с шумом и искрами дикими - аж стекла вылетают.
Знакомый: "н-н-нетт. н-н-н-н-е пппп-рра-вильн-0 д-д-дети в-в-в-взрывают."
Жена моя: "А ты-то откуда знаешь, как правильно надо взрывать"
Знакомый: "А Т-т--т-ы ду--м-м-аешь, я п-п-п-росто т-т-ттак заи-к-к-аюссь?" Ещё 10 случайных историй

Вернутся на главную

(c) anekdotov.net

TopList Рамблер ТОП100 liveinternet.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня