полная версия Rambler's Top100
Лучшие истории месяца

Лучшие истории сентября 2017 года

10 место: Мой мч как-то рассказал историю из своего детства. Его очень раздражало, что мама заставляла его выносить мусор и, начитавшись в очередной раз умных книжек, сказал, что "в демократических семьях этот вопрос решается голосованием". Мама сказала, что нет проблем. Но тк их двое, то для возможного принятия решения большинством, к голосованию придется привлечь кота Кузю. Тк Кузьма говорить не умеет, его голос озвучит его представитель, те мама. И, таким образом, голосами 2 против 1 обязанность выносить мусора остается за сыном. Сын возмутился, почему интересы кота представляет именно мама. Ответ был прост: она его кормит, убирает за ним лоток, формально осуществляя опекунство за недееспособным. Мой мч был вынужден был согласиться, но затаил коварный план. Всю следующую неделю он убирал за котом и кормил его. В конце недели победно заявил, что требует повторного голосования, но на этот раз требует пересмотра прав опекунства над котом. Мама не без оговорок, но согласилась. И голосами 2 против 1 всю следующую неделю (как и все последующие), сын был освобожден от "мусорной повинности". - Вот как работает реальная демократия! Я отстоял свои права в честном голосовании.
- Т. е. ты обменял вынос мусора на уход за котом? Хотя, по мне выносить мусор менее запарно, чем лоток за котом убирать...
- Нет, ну я же... В смысле... Вот б%%%ь!
- Не переживай, так и работает реальная демократия.

* * *

9 место: Два дебила-это сила. "Жили-были два медведя. Один Коля, другой Федя"
В каждой части есть свои люди-легенды. Те выдающиеся воины, о деяниях коих былинники речистые ведут рассказ из призыва в призыв. В нашем подразделении два кренделя достигли такой степени легендарности, что были близки к обожествлению.
Воистину, пантеон чуть не пополнился богом армейского долбоебизма-двуликим разорванным Анусом.
Поначалу два призвыника Коля и Федя ничем не выделялись из общей массы. Белобрысые, ушастые тормозные духи. Поскольку оба были из путяг -их отправили в автобат. Там-то они и прославились впервые. На 66м Газоне протек бак. Прапорщик, тоже невеликого ума деятель, позвал первых попавшихся воинов (колюфедю) -и велел бак заварить. Два дятла-самоубийцы уже подтащили сварочный аппарат, когда, на свое счастье попались на глаза ангелу-хранителю.
- АААА! ! Дебилыбляяя! -орал на недопреставившихся дед-ефрейтор. Вам жить надоело?! Уррроды! А бензин слить?!
Дебилы послушно слили топливо, сняли бак, открутили все пробки и по совету ефрейтора надели бак на выхлопную трубу другого грузовика. Дабы горячие выхлопные газы выветрили все пары бензина. Подождали полчаса.
Потом пошли за советом.
Ангел хранитель к этому времени свалил по своим делам. Невезучие сварщики пошли искать другое вместилище знаний. И нарвались на инфернального демона-черпака, что грелся на солнышке.
- Можно вопрос задать?
- Можно Машку за ляжку и козу на возу-а в армии- "разрешите".
- Разрешите спросить?
- Ну?
- Как узнать-есть ли в баке пары бензина?
- Спичку туда бросить.
Сказано-сделано. Зажгли спичку, бросили, узнали. Пары были. На счастье этих кретинов-немного. Но хватило на то, что бы превратить бак в шар. От взрыва его расперло во все стороны.
Что никак не смутило Колюфедю. Те аккуратно заварили все щели и кое-как приделали бак на место.
Наутро у начальника автобата случился родимчик, когда он увидел 66й газон с распухшим яйцом между колес. Орал он так, что казалось-еще немного и коронки расплавятся. Пиздюлей получили все-и смышленый прапорщик, и демон черпак, и ангел-ефрейтор.
Коляфедя отделались легко. Их, как юродивых, оставили без критики (не поймут)- и велели оквадратить круглое.
Благая весть разлетелась по всей части и толпы паломников полезли на забор зырить на газон с отбитыми яйцами.
Полковые негодяи зубоскалили неделю. Коляфедя прославились.
И тут же закрепили успех-трое суток колошматя по баку молотками. Три дня автобат угорал над старательными молотобойцами, пока ангел-ефрейтор, не выдержав, вырвал у них предмет производства. К этому времени бак потерял всякую форму и являл уже собой законченное художественное произведение. Музей Гугенхейма легко бы взял его в экспозицию.
Ефрейтор не оценил труды скульпторов, повелев выкинуть творение ("эту хуйню" в его определении) и приволочь бак со свалки. Благо , там валялось несколько остовов от 66х.
Потом двух героев послали работать на завод-разгружать вагоны. Ловелас Федя умудрился соблазнить заводскую стропальщицу-здоровенную бабищу под центнер весом и с руками молотобойца. Обделенная мужским вниманием звероподобная стропальщица, от свалившегося на нее женского счастья вошла в раж . Схватила милого за булки и рванула слегка в стороны. Федя треснул по шву.
Вжопураненого Федю, давясь от хохота, отвезли в госпиталь зашивать. Кое-как оформили все как производственную травму. Ну а иначе всем бы развальцевали отверстия.
Но, понятное дело , благая весть облетела всю часть. Начальник автобата каждый раз ставил его в пример личному составу.
- Бездельники! Раздолбаи! Вам бы только хуи пинать! Один Федя за вас жопу рвет на работе!
Прошел год и Коляфедя "состарились". Оказалось, что Федя-потомственный алкоголик, а Коля- убежденный плановой. Причем, если Федя по пьяни был тих и благостен, то из обкуренного Коли энергия хлестала через край. Как то раз, наобщавшись с духами предков обдолбанный Коля приперся в казарму. Там ему прихватило живот. Пакостный двоюродный дядя насоветовал не париться с беготней до тубзика, а облегчится прямо в проход между койками.
Но! Заметая следы хитрый Николай подтерся простыней соседа-Федора.
Поутру друзья начали делить ответственность.
- Это ты насрал!
- Нет ты!
- Во твоя ж простыня вся в говне!
На шум прибежал многострадальный комбат и первое время не знал что сказать. Просто разевал и захлопывал рот. Потом провели расследование. Оно было недолгим.
- Коля, а где твоя форма?
- ?!
Оказывается, Николай под действием веществ ночью бегал по футбольному полю перед казармой, срывая покровы. Готовился ко сну, так сказать. Хб, кирзачи, ремень и пилотка валялись по всему стадиону, указуя на масштаб его личности. Незаурядный.
- КАК? КАК ТЫ МОГ НАСРАТЬ В КАЗАРМЕ?! -пытал комбат героя.
- У меня вегетососудистая дистония- ответил засранец и тем обессмертил свое имя. Отныне для всей части он стал Вегетососудистым.
Однажды под дембель эти два кренделя нажрались. Ночью шлялись по расположению. Тут на глаза им попался гипсовый часовой, что бдительно охранял стенд с присягой. Возле плаца стоял он годами, подавая личному составу пример стойкости перед лицом лишений.
Два дебила долго бродили вокруг монумента, дергая его за ремень и требуя "грудину к осмотру".
- Почему сапоги не чищены?
- А давай почистим!
- А давай!
Почистили ваксой. Полюбовались. Красиво. Ну и уже в угаре начистили ему рыло гуталином, а заодно и кисти рук. Потом сгоняли за соломенной шляпой, что неведомо как попала в автобат. И натянули ее часовому на башку. Негр получился: любо-дорого смотреть. Последним штрихом послужил окурок, прилепленный Федей к чувственным губам истукана.
... Шедшего поутру полковника посетила богиня Ата, когда он увидел у Присяги негра в белом кителе и с автоматом. В соломенной шляпе нагло курящего на посту.
Комполка стоял, бешено вращая очами минут 5, любуясь композицией. Потом порысил в штаб, где пистон получили все.
Вздрюченное реакционное офицерье учинило дознание и вычислило авторов.
Собственно, кто б сомневался.
На художников наорали в 30 глоток и повелели оттереть все взад. Те два дня скребли истукана щетками, мыли чем придется-ничего не выходит. Черного кобеля добела не отмоешь.
Потом решили побелить.
Получилось.
Статуя засверкала первозданной белизной.
До первого дождя.
Наутро приезжает проверка и ну полкана пытать- чего это у тебя мулат на плацу делает?
Полковник завыл матерно и вздрючил всех снова. Статую побелили заново.
Дождь- и стенд караулил метис.
Решили покрасить маслом. Заляпали весь постамент. Раз такая беда-художественный совет, в который превратился штаб разрешил размалевать фигуру реальными цветами. На форму то зеленая краска нашлась. На сапоги черная тоже. А вот с лицом проблема. Коляфедя заебенили лик защитника желтым. Подкрасили глазки, подвели бровки. Подмазали губки. Полюбовались. Ну как живой!
Наутро опять проверка. И первым делом, понятное дело, бегом смотреть памятник.
- Полковник, а полковник! А нахера у тебя китайская проститутка заместо негра стоит? Или у бойца желтуха? А зачем он губы накрасил?
Полковник завизжал, орошая оробевшую комиссию слюнями и приказал снести статуй к ебаной матери. Заодно под шумок уволили творцов. Пока они еще чего не украсили.

* * *

8 место: Два дебила-это сила. "Жили-были два медведя. Один Коля, другой Федя"
В каждой части есть свои люди-легенды. Те выдающиеся воины, о деяниях коих былинники речистые ведут рассказ из призыва в призыв. В нашем подразделении два кренделя достигли такой степени легендарности, что были близки к обожествлению.
Воистину, пантеон чуть не пополнился богом армейского долбоебизма-двуликим разорванным Анусом.
Поначалу два призвыника Коля и Федя ничем не выделялись из общей массы. Белобрысые, ушастые тормозные духи. Поскольку оба были из путяг -их отправили в автобат. Там-то они и прославились впервые. На 66м Газоне протек бак. Прапорщик, тоже невеликого ума деятель, позвал первых попавшихся воинов (колюфедю) -и велел бак заварить. Два дятла-самоубийцы уже подтащили сварочный аппарат, когда, на свое счастье попались на глаза ангелу-хранителю.
- АААА! ! Дебилыбляяя! -орал на недопреставившихся дед-ефрейтор. Вам жить надоело?! Уррроды! А бензин слить?!
Дебилы послушно слили топливо, сняли бак, открутили все пробки и по совету ефрейтора надели бак на выхлопную трубу другого грузовика. Дабы горячие выхлопные газы выветрили все пары бензина. Подождали полчаса.
Потом пошли за советом.
Ангел хранитель к этому времени свалил по своим делам. Невезучие сварщики пошли искать другое вместилище знаний. И нарвались на инфернального демона-черпака, что грелся на солнышке.
- Можно вопрос задать?
- Можно Машку за ляжку и козу на возу-а в армии- "разрешите".
- Разрешите спросить?
- Ну?
- Как узнать-есть ли в баке пары бензина?
- Спичку туда бросить.
Сказано-сделано. Зажгли спичку, бросили, узнали. Пары были. На счастье этих кретинов-немного. Но хватило на то, что бы превратить бак в шар. От взрыва его расперло во все стороны.
Что никак не смутило Колюфедю. Те аккуратно заварили все щели и кое-как приделали бак на место.
Наутро у начальника автобата случился родимчик, когда он увидел 66й газон с распухшим яйцом между колес. Орал он так, что казалось-еще немного и коронки расплавятся. Пиздюлей получили все-и смышленый прапорщик, и демон черпак, и ангел-ефрейтор.
Коляфедя отделались легко. Их, как юродивых, оставили без критики (не поймут)- и велели оквадратить круглое.
Благая весть разлетелась по всей части и толпы паломников полезли на забор зырить на газон с отбитыми яйцами.
Полковые негодяи зубоскалили неделю. Коляфедя прославились.
И тут же закрепили успех-трое суток колошматя по баку молотками. Три дня автобат угорал над старательными молотобойцами, пока ангел-ефрейтор, не выдержав, вырвал у них предмет производства. К этому времени бак потерял всякую форму и являл уже собой законченное художественное произведение. Музей Гугенхейма легко бы взял его в экспозицию.
Ефрейтор не оценил труды скульпторов, повелев выкинуть творение ("эту хуйню" в его определении) и приволочь бак со свалки. Благо , там валялось несколько остовов от 66х.
Потом двух героев послали работать на завод-разгружать вагоны. Ловелас Федя умудрился соблазнить заводскую стропальщицу-здоровенную бабищу под центнер весом и с руками молотобойца. Обделенная мужским вниманием звероподобная стропальщица, от свалившегося на нее женского счастья вошла в раж . Схватила милого за булки и рванула слегка в стороны. Федя треснул по шву.
Вжопураненого Федю, давясь от хохота, отвезли в госпиталь зашивать. Кое-как оформили все как производственную травму. Ну а иначе всем бы развальцевали отверстия.
Но, понятное дело , благая весть облетела всю часть. Начальник автобата каждый раз ставил его в пример личному составу.
- Бездельники! Раздолбаи! Вам бы только хуи пинать! Один Федя за вас жопу рвет на работе!
Прошел год и Коляфедя "состарились". Оказалось, что Федя-потомственный алкоголик, а Коля- убежденный плановой. Причем, если Федя по пьяни был тих и благостен, то из обкуренного Коли энергия хлестала через край. Как то раз, наобщавшись с духами предков обдолбанный Коля приперся в казарму. Там ему прихватило живот. Пакостный двоюродный дядя насоветовал не париться с беготней до тубзика, а облегчится прямо в проход между койками.
Но! Заметая следы хитрый Николай подтерся простыней соседа-Федора.
Поутру друзья начали делить ответственность.
- Это ты насрал!
- Нет ты!
- Во твоя ж простыня вся в говне!
На шум прибежал многострадальный комбат и первое время не знал что сказать. Просто разевал и захлопывал рот. Потом провели расследование. Оно было недолгим.
- Коля, а где твоя форма?
- ?!
Оказывается, Николай под действием веществ ночью бегал по футбольному полю перед казармой, срывая покровы. Готовился ко сну, так сказать. Хб, кирзачи, ремень и пилотка валялись по всему стадиону, указуя на масштаб его личности. Незаурядный.
- КАК? КАК ТЫ МОГ НАСРАТЬ В КАЗАРМЕ?! -пытал комбат героя.
- У меня вегетососудистая дистония- ответил засранец и тем обессмертил свое имя. Отныне для всей части он стал Вегетососудистым.
Однажды под дембель эти два кренделя нажрались. Ночью шлялись по расположению. Тут на глаза им попался гипсовый часовой, что бдительно охранял стенд с присягой. Возле плаца стоял он годами, подавая личному составу пример стойкости перед лицом лишений.
Два дебила долго бродили вокруг монумента, дергая его за ремень и требуя "грудину к осмотру".
- Почему сапоги не чищены?
- А давай почистим!
- А давай!
Почистили ваксой. Полюбовались. Красиво. Ну и уже в угаре начистили ему рыло гуталином, а заодно и кисти рук. Потом сгоняли за соломенной шляпой, что неведомо как попала в автобат. И натянули ее часовому на башку. Негр получился: любо-дорого смотреть. Последним штрихом послужил окурок, прилепленный Федей к чувственным губам истукана.
... Шедшего поутру полковника посетила богиня Ата, когда он увидел у Присяги негра в белом кителе и с автоматом. В соломенной шляпе нагло курящего на посту.
Комполка стоял, бешено вращая очами минут 5, любуясь композицией. Потом порысил в штаб, где пистон получили все.
Вздрюченное реакционное офицерье учинило дознание и вычислило авторов.
Собственно, кто б сомневался.
На художников наорали в 30 глоток и повелели оттереть все взад. Те два дня скребли истукана щетками, мыли чем придется-ничего не выходит. Черного кобеля добела не отмоешь.
Потом решили побелить.
Получилось.
Статуя засверкала первозданной белизной.
До первого дождя.
Наутро приезжает проверка и ну полкана пытать- чего это у тебя мулат на плацу делает?
Полковник завыл матерно и вздрючил всех снова. Статую побелили заново.
Дождь- и стенд караулил метис.
Решили покрасить маслом. Заляпали весь постамент. Раз такая беда-художественный совет, в который превратился штаб разрешил размалевать фигуру реальными цветами. На форму то зеленая краска нашлась. На сапоги черная тоже. А вот с лицом проблема. Коляфедя заебенили лик защитника желтым. Подкрасили глазки, подвели бровки. Подмазали губки. Полюбовались. Ну как живой!
Наутро опять проверка. И первым делом, понятное дело, бегом смотреть памятник.
- Полковник, а полковник! А нахера у тебя китайская проститутка заместо негра стоит? Или у бойца желтуха? А зачем он губы накрасил?
Полковник завизжал, орошая оробевшую комиссию слюнями и приказал снести статуй к ебаной матери. Заодно под шумок уволили творцов. Пока они еще чего не украсили.

* * *

7 место: В метро некоторые мужички усаживаются на самое козырное, лобное место, широко расставляют ноги, как будто им вот-вот рожать, и хватаются рукой за него. Нет, не так - за НЕГО. Мужчины о НЁМ думают именно так - большими буквами. В тот раз всё было типично: мужик сидел в вагоне по центру дивана, расставив ноги на ширину эго. Другие пассажиры скромно жались по краям. Мужик время от времени пробегал пальцами по своей трубе, скажем так. Вид у него при этом был озадаченный: с похожим выражением лица шарят по карманам в поисках пропавшего кошелька. Мужик музицировал слишком заметно. Мне в очередной раз стало жутко неловко: в вагоне было много женщин, причём пожилых. Некоторые из них отворачивались, стараясь смотреть в другую сторону.
Напротив этого паганини сидел старенький дедушка. Несколько деревенского вида, в кирзовых сапогах, с сумкой-тележкой, в которой он, видимо, ещё подвозил снаряды на передовую во время войны. Дедушка, как раз наоборот, внимательно наблюдал за солистом нашей местной филармонии. В глазах старичка засверкали задорные искорки.
Неужели дедок что-то ему ляпнет, подумал я. Ляпни, дедок, умоляю, ляпни, бормотал я про себя целую станцию.
И дедок ляпнул:
"Потерял чего, милок? "
Мужик вздрогнул и (я чуть не написал - выронил инструмент) отдёрнул руку.
Но было уже поздно.
Потому что дедушка громогласно закончил репризу:
"Хочешь, свой одолжу? Мне-то уж без надобности".

* * *

6 место: В метро некоторые мужички усаживаются на самое козырное, лобное место, широко расставляют ноги, как будто им вот-вот рожать, и хватаются рукой за него. Нет, не так - за НЕГО. Мужчины о НЁМ думают именно так - большими буквами. В тот раз всё было типично: мужик сидел в вагоне по центру дивана, расставив ноги на ширину эго. Другие пассажиры скромно жались по краям. Мужик время от времени пробегал пальцами по своей трубе, скажем так. Вид у него при этом был озадаченный: с похожим выражением лица шарят по карманам в поисках пропавшего кошелька. Мужик музицировал слишком заметно. Мне в очередной раз стало жутко неловко: в вагоне было много женщин, причём пожилых. Некоторые из них отворачивались, стараясь смотреть в другую сторону.
Напротив этого паганини сидел старенький дедушка. Несколько деревенского вида, в кирзовых сапогах, с сумкой-тележкой, в которой он, видимо, ещё подвозил снаряды на передовую во время войны. Дедушка, как раз наоборот, внимательно наблюдал за солистом нашей местной филармонии. В глазах старичка засверкали задорные искорки.
Неужели дедок что-то ему ляпнет, подумал я. Ляпни, дедок, умоляю, ляпни, бормотал я про себя целую станцию.
И дедок ляпнул:
"Потерял чего, милок? "
Мужик вздрогнул и (я чуть не написал - выронил инструмент) отдёрнул руку.
Но было уже поздно.
Потому что дедушка громогласно закончил репризу:
"Хочешь, свой одолжу? Мне-то уж без надобности".

* * *

5 место: Реальная история... Стою на перекрёстке, курю, жду кого-то. Загорается зелёный светофор, народ начинает быстренько переходить оживлённую улицу - в России хватает уродов, рвущих с места на "жёлтый"... И только один товарищ не то что "не торопится", нет, он нарочито медленно плетётся через дорогу. Одного взгляда достаточно, чтобы понять, что у товарища давно уже отстрелило кукушку - одет он в старый костюм, на котором блестит бессчетное количество значков - разряды, ГТО, ударник пятилетки, ударник комтруда и т.п. В руке у деда огромная клетчатая сумка - "челночка".
И вот, когда уже загорелся красный свет, дед ещё плёлся вразвалочку прямо перед "Геленвагеном", смотря куда-то вверх или по сторонам. Из "Гелена" вылезает рама и орёт достаточно громко, чтобы мне было слышно:
- Ты чего, х@ило, цвета не различаешь, бл@ть????
Дед медленно остановился...Поставил свою сумку...Порылся в ней...Достал МАТЮГАЛЬНИК...Развернулся к джипу лицом....И так, что было слышно всем, включив матюгальник на полную мощность, развернул его пушкой на джип:
- ПОШЁЛ НА Х@Й!!!!!!!

* * *

4 место: Есть у меня соседка по даче, бабушка Ева. Три лета назад она вдруг не приехала к своим любимым клумбам и грядкам. «Инсульт» - печально сказала ее дочь. Два года назад бабушка Ева вернулась на дачу. Ее было не узнать. Похудела вдвое, почернела с лица. Интеллект и речь полностью восстановились. Ноги более-менее ходили. А вот руки болтались плетьми. Левая еще кое-как сгибалась в локте и сжималась в неуверенный кулак, с правой было совсем безнадежно. Бабушка слонялась по участку и не знала, куда себя деть. Три радости у нее было в жизни, кроме внука: огород, рукоделие и домашние заготовки. И всех трех лишил проклятый инсульт… Соседи поддерживали ее как могли. Как под копирку, пересказывали истории о дальнем родственнике коллеги троюродного брата, у которого был не просто инсульт, а вообще инсультище на всю голову. «И что бы вы думали, восстановился полностью! Не сразу, да, лет пять прошло, но человеческий организм такая штука, так что ты, баб Ев, не теряй надежды! »
Прошлым летом бабушка Ева все так же сидела на крылечке или бродила по огороду. Несмотря на горы лекарств и сложную физиотерапию, за год она смогла только научиться зажимать в кулак левой руки ложку и с грехом пополам доносить до рта. «Не надейтесь особенно» - сказали дочери врачи.
Этим летом мы на дачу не поехали. Возили дитя на море после успешного поступления в университет. Добрались до огорода только в конце августа, яблоки-груши снять. Первым делом смотрю – на соседнем участке бабушка Ева затопила буржуйку во дворе и варит варенье. Одной рукой мешает, другой кастрюлю придерживает. Похорошела, надела яркий спортивный костюм, даже подкрасилась, кажется. Мы всей семьей к ней: поздравлять с удачной реабилитацией, расспрашивать…
А бабушка Ева говорит: «Не было никакой реабилитации. Вылечила меня фельдшер скорой помощи. За одну новогоднюю ночь».
Вот такая удивительная и страшная приключилась история (в медицине не силен, со слов бабушки пишу). Новый год семья бабушки Евы решила встречать на этой самой даче. Как раз предыдущим летом дом утеплили, котельную построили, вот и захотели обновить. Приехали, нарядили елку, стали накрывать стол, включили телевизор. Дочь с зятем готовят, внук возился на полу с игрушками, тут и уснул, бабушка тоже прикорнула в кресле. Внука стали будить, время кушать, а он не просыпается. И тут дочь кричит: «Он не дышит! »
Дальше бабушка Ева помнит все, как в тумане. Помнит, как стояла в дверях и молилась, чтобы если внук умрет, ей бы умереть с ним вместе. Как ее дочь рыдала, а зять пытался делать то искусственное дыхание, то непрямой массаж сердца, и они никак не могли понять, мальчик дышит хоть немножечко или совсем нет. Как бесконечно долго ехала скорая. Как наконец приехали и стали что-то делать с ребенком.
Вдруг из тумана выплыло суровое лицо молодой фельдшерицы. «Слушайте внимательно, - строго произнесла она, - объяснять буду быстро, только на вас вся надежда. Видите, в каком состоянии родители? А вы человек взрослый, серьезный. Сейчас они едут с нами в больницу, а вы берете бумагу, ручку, садитесь за стол и пишете во всех подробностях, как ваш внук провел день. Как спал, когда проснулся, что и когда ел, во что играл, были ли какие-то признаки нездоровья, заметили ли вы что-то необычное. Все-все, что вспомните. Для анамнеза мелочей нет. Утром в семь часов отнесете на вахту, будет наш экипаж проезжать, заберет, отвезет лечащему врачу. Поняли меня? »
Бабушка Ева кивнула. Ну, откуда было фельдшерице знать, что у нее руки не работают? Тем более, это не оправдание. Ради жизни внука она бы ногами, зубами, носом, собственной кровью – что угодно и где угодно написала бы.
Она попробовала зубами. И зажать ручку между пальцами ноги тоже попробовала. Не получалось. Воткнула кое-как крупный красный карандаш в непослушный левый кулак. Стала пытаться выводить буквы. На четвертый час полного отчаяния без новостей (новогодняя ночь, сотовая сеть перегружена) стала дергаться от локтя правая рука. Потом кисть правой руки сложилась в щепоть. Бабушка Ева переложила стопку бумаги на журнальный столик, прижала ее угол тяжелой книгой и стала рисовать Очень Крупные Буквы, сжимая карандаш одной рукой и подталкивая другой.
В шесть часов утра снова приехала фельдшер. Ее беспокоило состояние бабушки Евы. Стоит, не шевелится, вся то ли белая, то ли серая, то ли синяя. Мало ли, инфаркт, инсульт нагрянет от переживаний. Она же не знала, что инсульт уже был. Вот и придумала, чем занять пожилого человека на всю ночь.
И вот что она увидела: бабушка, склонившись в три погибели над журнальным столом, держит карандаш примерно как клюшку для гольфа, выводит огроменные буквы и рыдает в три ручья. Потому что очень медленно все получается, и руки страшно болят, и поясница, и голова, и глаза. Через час относить анамнез на вахту, а она описала день внука только с семи утра до полудня.
А мальчик-то живой и дышит. Нашли полип в горле, удалили, но все же еще только начинается. Мало ли, как проснется после наркоза. Мало ли, что анализы покажут в этом полипе. Куковать родителям в больнице еще долго.
Фельдшер все уже понимает про инсульт, а бабушка и говорит ей, что вот, пока старалась-писала, правая рука немножко заработала. Фельдшер делает бабушке укол от давления и ласково говорит: живой ваш внучек, но лечиться еще придется. Эти бумажки я сейчас у вас заберу, а вы отдохните, теперь уже не к спеху. А как отдохнете, пишите дальше, пишите. Это врачу обязательно пригодится.
Не пожалела времени эта девочка, нашла родителей в больнице, говорит им: мама ваша инсультница мне целую летопись за ночь выдала, и другая рука у нее ожила. Вы обратите внимание, скажите врачу, кто у нее там физиотерапию проводит, и пусть дальше пишет. Пусть все хорошо будет, с новым годом, что ли…
И вот прошло восемь полных месяцев… Мальчик жив и здоров, носится на самокате по всему товариществу. Папа его, исполнившись впечатлений, прошел специальные курсы первой помощи. А бабушка Ева переписала за весну печатными буквами «Руслана и Людмилу» и несколько десятков стихотворений, раскрасила цветными карандашами множество картинок и даже освоила немного пропись для первого класса.
Человеческий организм, конечно, штука сложная, но без неземных чудес. Волосы уложить и красоту навести бабушке Еве все еще помогает дочь. Поднять тяжелое – зять. Но поиграть с внуком в кубики и конструктор, сварить варенье, а самое главное, самостоятельно одеться-раздеться, помыться и почистить зубы она уже может. И почерк у нее даже не хуже пока, чем у внука.
В тот день она налила нам сливового компота из большой кастрюли, половником. Чокнулась с нами чашечками и опрокинула чашечку в себя, не пролив ни капли. Дай бог бабушке Еве долгих лет жизни и крепкого здоровья. Дай бог всякому внуку такую бабушку. А пили мы тогда за фельдшера Светлану. Компот, да, потому что нельзя алкоголь после инсульта. Светлана в ту ночь не только внука бабушке спасла, но и спасла внуку – бабушку. Так что, дорогой бог, дай ей, пожалуйста, всего, всего, всего, и побольше.

* * *

3 место: Урок Мой отец учился в конце 1960х в МИСИСе. Ясное дело там была военная кафедра, готовили будущих офицеров-танкистов. Не знаю как сейчас, а тогда, отец говорит, гоняли курсантов во время кафедры не на шутку и учения бывали очень серьёзные. И вот во время каких-то учений был сложный переход, потом куча каких-то заданий, потом ещё чего-то. Все курсанты вымотанные до нельзя, в глазах аж темно, а просвета не видно.
И надо было их обычному преподавателю куда-то отлучиться. Надо сказать что их обычный препод с кафедры был такой военный профессор, академию закончил, супер-дупер важный дядька. Теорию знал на пять и умные фразы говорил. Взамен над их группой принял коммандование другой преподаватель, Александр Петрович Оськин. Знаменит Александр Петрович был на весь институт (да и пожалуй на всю страну) хотя бы тем что в 1944-м он первым подбил "Королевский Тигр".
Он посмотрел на измотанных курсантиков и сказал "Теперь мы будем изучать практическое преодоление водных преград. Всем раздеться. " и сам разделся. А потом заорал "на штурм... Айда в реку. " И побежал со всеми купаться. Час купания в реке, и весь состав был бодрым и весёлым. Как будто заново родились. Все остальные задания закончили чётко, на ура.
А под конец дал будущим офицерам лучший урок за все годы военной кафедры, и всего одной фразой - "Солдата, братцы, понимать надо. "
Что ещё можно сказать? Пожалуй нечего.
Достойный был человек.

* * *

2 место: Работаю с китайцами. Всегда удивлялся их трудоголизму. Созваниваюсь недавно с китаянкой — в течение дня позвонил ей раз 5 — обсуждаем сделку, у неё прилично шумно. Языковой барьер плюс шум — обсуждать важные вопросы было дискомфортно. Я спросил, почему так шумно. Она ответила, что на свадьбе. Китайские свадьбы — это 500–1000 человек. Попросил перейти в более тихое место. Она сказала, что не может. На вопрос "почему? " ответила, что она невеста.

* * *

1 место: На волне всеобщих страданий по поводу начала учебного года обсудил с приятелем школьные годы. Далее - с его слов. "Меня родители вообще не заставляли ходить в школу. Папа только рад был. Утром проснулись - лопата, вилы, скотина, навоз... Ничего, зато не на уроках сидеть. Ещё один день не сходил в школу. Сценарий тот же. На третий день отец только глаза открыл, а я уже с портфелем в коридоре в ботинки втискиваюсь. Так и полюбил учиться".

* * *
<<[14] [15] [16] [17] [18] (19)  

Вернутся на главную

(c) anekdotov.net

TopList Рамблер ТОП100 liveinternet.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня